Дорога смерти, Боливия — обзор

Дорога Смерти: Опаснейшая трасса в Мире

Как утверждают многие опытные водители, ни одна автомобильная дорога не может гарантировать абсолютной безопасности при движении. Однако, в мире существует класс сверх опасных трасс, на которых происходит максимально возможное количество дорожных аварий и несчастных случаев. Одной из таких дорог является так называемая Дорога смерти (исп. Camino de la muerte), которая находится в Боливии, в провинции Юнгас. В 1995 г. Межамериканский банк присвоил этому участку пути статус «самой опасной дороги в мире» .

На этом 70-километровом автомобильном пути, расположенном между городами Ла-Пас и Коройко , ежегодно происходит более 25 аварий, в которых погибает от 100 до 300 человек. Все это происходит из-за того, что пассажиры, водители и любители экстремальной езды на велосипедах не успевают вовремя затормозить, срываясь в пропасть. При движении по этой дороге то и дело встречаются памятные таблички и мемориалы, указывающих о том, что в этом месте сорвался автомобиль или велосипедист-экстремал.

Историки не могут с точностью определить, кто построил эту опасную и сложную в прохождении дорогу. Одни утверждают, что она была выстроена в 30-е гг. XX в. за счет использования рабочей силы парагвайских заключенных во время Чакской войны, между Боливией и Парагваем. Другие ученые настаивают, что возводила дорогу одна из американских компаний, занимающихся строительством. Если придерживаться этого мнения, то дорогу проложили в 70-е гг. XX в.

«Дорога смерти» – что это?

Представленный участок пути, называемый «дорогой смерти» (оф. название – Дорога Северного Юнгаса – North Yungas Road), спускается с высоты в 3600 м. до 330 м., при этом протяженность дороги составляет 70 км. Путь проходит через предгорье Анд, поэтому вполне логично, что здесь достаточно много крутых склонов, к тому же во многих местах дорога становится крайне узкой, поэтому двум автомобилям не так просто разойтись. Покрытие на «дороге смерти» — просто ужасное: участки качественного асфальта здесь очень редки, в основном в качестве дорожного полотна выступают мелкие камни в перемешку с мокрой (из-за частых дождей) скользкой глиняной массой.

Когда два автомобиля встретились и не могут разъехаться, водители договариваются, кто кому уступает.

Если учесть тот факт, что по этой «трассе» обычно передвигаются большегрузы и автобусы, становится понято, что серьезные проблемы возникают здесь регулярно. Впрочем, среди водителей существует множестве негласных правил, например, если спускаешься на машине, то едешь по внешней обочине, у обрыва. Это значительно ускоряет спуск автомобиля и при этом обеспечивается безопасность для водителя, едущего наверх.

На протяжении 20 лет (с 1986 по 2006 гг.) правительство Боливии постепенно модернизировало дорогу. Сегодня на некоторой ее части имеются 2 полосы, часть дороги покрыта асфальтом, кроме того здесь имеются тротуары, перила, дорожные знаки и различные ограждения, которые делают путь гораздо безопаснее.

Климат

В сочетании с плохими дорожными условиями не могут радовать и местные климатические условия, которые поджидают водителей. На этом участке дороги среднегодовая температура воздуха колеблется в пределах 6 — 11ºС. Также не особо радует и систематическая туманность.

Поскольку тропические ливни – обычное дело для этой страны, то частые оползни, ведущие к смыванию целых участков дорожного покрытия, – уже привычны. Летом здесь часто случаются обвалы камней, которые делают и без того узкую дорогу еще более узкой и непроходимой.

Зачастую опускаются настолько сильные туманы, что дальше нескольких метров не видно абсолютно ничего, поэтому всем здешним водителям рекомендуется передвигаться крайне медленно и аккуратно.

Название «дорога смерти»: когда и где появилось?

Такое страшное название дороги появилось в обиходе относительно недавно — в 1999 г. Этот год запомнился из-за крупной аварии, когда погибли 8 туристов из Израиля. Хотя случались аварии гораздо страшнее этой. Например, в 1983 г. в каньон упал автобус, в котором находились свыше 100 пассажиров.

С 90-х гг. это место посетило свыше 25 тыс. экстремалов, в основном велосипедистов. Любители горной езды на велосипедах считают должным прокатиться по этой опасной дороге. Отчаянные велосипедисты частенько приезжают сюда, чтобы повысить уровень адреналина в крови.

Однако, сами жители Боливии так «развлекаются» довольно часто, поскольку «дорога смерти» – единственный путь для перемещения между северной и южной частями страны.

Преодоление дороги

Если вдруг у кого-то появилось желание прокатиться по самой опасной дороге в мире, если чувство самосохранения не остановило желание ощутить весь этот ужас на «своей шкуре», тогда лучше узнать мнение и прислушаться к советам бывалых туристов, прошедших этот смертельный путь.

Читать еще:  Острова Лорд-Хау, Австралия - обзор

Официальные источники никогда не опубликуют предложений и советов подобного рода . Но в Ла-Пасе есть несколько агентств, которые специализируются именно на этом. Эти данные получены согласно конъюнктурному опросу.

Прокат автомобиля вряд ли сможет оправдать все надежды путешественников. К тому же стоит учитывать, что большая часть автопарка Боливии состоит из старых и изношенных автомобилей.

При движении по горному серпантину в плохих климатических условиях и при ужасном дорожном покрытии требуется не только внимательное соблюдение аккуратности и осторожности, но и высокие профессиональные навыки. Поэтому местные туристические фирмы предлагают осуществить заезд на данной трассе только на велосипедах. Тем более, что педалями особо и не нужно орудовать, просто нужно скатиться вниз. Все дело в том, как это сделать.

Стоимость подобного путешествия обойдется в сумму от 35 до 75 долларов США. Цена агентских услуг зависит от новизны и класса моделей велосипедов, а также количества дополнительных услуг: помимо транспорта туристические агентства предлагают полную экипировку, питание, сувениры, напитки, обратную дорогу в Ла-Плас и т.п.

Дорога Смерти в Боливии: путь, на котором немногим меньше мертвых, чем живых

Боливийская Дорога смерти была закрыта десять лет тому назад—кажется, едущим вверх еще позволено ею пользоваться, но не поручусь. Теперь вниз—только на велосипеде. Вообще этот проселок был предназначен для того, чтобы с четырехкилометровых высот везти людей и грузы к высотам нулевым—из города Ла-Паса в городок Коройко. Убивала эта дорога, с точностью бухгалтера и неумолимостью маньяка, по 300 человек в год, начиная с середины 30-х, когда ее построили.

Ла-Пас—город-пустыня: тут, на 4 километрах, только анемичная лама-гуанако прокормится, да и та будет ходить-качаться. Ла-Пас, при этом—почти столица: тысячи тонн грузов и десятки тысяч людей должны сюда прибывать и отсюда убывать каждый день. Вот этот проселок и обслуживал город, собирая дорожный налог трупами. Сейчас по нему носятся мушиными роями только велосипедисты, но и они бьются—говорят, человек по 20 в год. Не удивительно: велик мне дали, к примеру, с действующими лишь иногда тормозами—по счастью, я грохнулся еще на асфальте, ДО съезда на проселок, чудом не разбив ни одну из трех своих камер.

Вообще, это было, наверное, самое странное путешествие в моей жизни: проделать на велике путь, который обычно совершают на самолете—за считанные минуты из заоблачной стужи попасть в тропическую влажную жару. Пронзив пару раз облака; въехав в дождь не ПОД, а СКВОЗЬ грозовую тучу; промокнув под водопадом, который сотней метров выше был еще лишь туманом. Хотя это задним числом отмечаешь странности: при езде отмечаешь задницей только кочки, которых на 63-х километрах было ровным счетом 15 491-а—кто не верит, может пересчитать самолично. На старте—градусов 5 тепла, пронизывающий ветер, лежат озера синие в пыли горных плато. Группу нашу человек из 6 доставили сюда на микроавтобусе: я сразу съехал далеко в хвост—мало того, что тормозов больше не было, чем они были; вдобавок, их приторочили к рулю, а «Орленок», на котором я в 83-м последний раз катался, тормозил полуоборотом педалей назад.

От начала и до конца ехали сквозь воду, так что я твердо теперь знаю: врут, будто у нее 3 агрегатных состояния—больше их, больше. Есть еще вода, льющаяся за шиворот; вода, проникающая в уши и ноздри; вода, впитывающаяся в подушечки пальцев; вода, которая скапливается в штанинах и тысяча разных других вод— они различаются степенью своей гнусности, одна мерзее другой, и, какую ни возьми, следующая будет много отвратительнее. Дорогой смерти оттого так лихо и едут: из адского холода в адскую жару сквозь дьявольскую мокрядь—если смерть разлучит вас со всем этим, оно будет только в радость.

Дорога тряская и вечно петляет: ее строили взятые в плен во время войны Чако парагвайцы—вот уж отомстили так отомстили, урон живой силе противника 80 лет наносили и наносить продолжают. Где-то уже на подъезде к городу Коройко, в нижней трети дороги, полагается делать ритуальный снимок со вздыбленным велосипедом на краю пропасти, на скальном навесе.

У дьявола, которого здесь бесперебойно кормят душами, наверное, есть тайное соглашение с туркомпаниями, такой себе пакт Молотова-Риббентропа: «Что сверзилось—то мое, но прочему обеспечу декоративную дымку!». Финал заезда прозаичен как любой другой финал: Коройко—большая деревня, жиреющая на туризме. Похороны здесь теперь редкость, но жизнерадостным Коройко не назвать. Хотя Дорога смерти стоит того, чтобы по ней скатиться—хотя бы чтоб взбодриться, чтоб мир заиграл красками: сквозь истошную местную зелень не всякий счастливо продирался, а тебе вот повезло… Ну, про Боливию еще много потом будет—она не только самое странное, но и самое красивое место на Земле.

Читать еще:  Урановая обогатительная фабрика в Черч-Рок, Мексика - обзор

Фотозаметки. Дорога Смерти, Боливия

Вернувшись с Альтиплано в Ла-Пас, нас ждало еще одно Большое Приключение. Казалось бы, что уже может быть после такого фееричного трипа по соляным озерам, разноцветным лагунам и вулканам с сюрреалистичными пейзажами?

Ан-нет, у меня в загашнике было еще одно супер-активити, о котором мы долго будем помнить.

Фоторассказ полностью о путешествии в Южную Америку можно прочитать в нашем Живом Журнале

В предместьях огромного Ла-Паса, расположившегося аккурат в огромной кальдере древнего вулкана, есть одна очень интересная дорога. Она знаменита тем, что является самой опасной дорогой в мире. Дорога проходит по краю горного хребта и все время неизменно идет вниз, соединяя горный Ла-Пас с тропическим районом Боливии Yungas, где господствуют самые настоящие джунгли. Перепад высот заставляет голову кружиться от одних только цифр. — Дорога стартует на высоте 4650 метров над уровнем моря, а заканчивается аж на 1200 метров! В результате, за одну трехчасовую поездку теряешь три с половиной километра высоты!

Дорога была построена парагвайскими заключенными в ходе псевдо-нефтяной войны Боливии и Парагвая в 30-х годах ХХ века и до недавних пор использовалась в штатном режиме. Но, поскольку достаточного количества денег на ее поддержание не было, а аварии там происходили с ужасающей регулярностью, властями было принято решение закрыть ее для движения автотранспорта и. пустить там всех желающих кататься на велосипедах! Этакий аттракцион для адреналиновых наркоманов, возможность лишний раз испытать себя. Поскольку у дороги постоянный приличный уклон — движение всё время вниз, и нужно только успевать оттормаживаться. Покрытие для этого не самое удобное — крупный гравий, на котором таскает будь здоров, не говоря уже про нагрузку на руки и ж. пу. Ж. пу, конечно, можно отклячить и ехать в полустойке, а вот руки просто-напросто периодически сводит. Пропасти местами отвесные, а во многих самых опасных поворотах отбойников попросту нет. Да, и вот еще. Официальное то движение автотранспорта отменили, но это вовсе не значит, что машин там совсем нет. — Попадаются изредка! Навстречу! и вот такое вот там неписанное правило существует, от которого ни один идиот не отступает ни при каких обстоятельствах — тот, кто едет с горы, в случае встречного транспортного средства, при разъезде должен прижаться влево, то есть ближе к пропасти! На всех дорогах Боливии нормальное «наше российское» правостороннее движение, но вот для этой дороги действует иное правило. Это связано, очевидно с тем, что нередки были случаи, когда идущая сверху машина на всем ходу сбивала в пропасть повозку, едущую в гору. И вот чтобы такого избежать, когда невиноватый невольно страдает, и придумали такое справедливое правило. В чем, в чем, а в справедливости боливийцам не откажешь. 🙂

Потому, совершенно оправданно, дорога эта так и называется — Дорога Смерти, или Death Road. Действительно, со слов гидов-велосипедистов, здесь каждый год кто то из путешественников разбивается, и даже не по одному. Лучшим тому подтверждением является обочина дороги, вся усеянная крестами. Но мы же знаем, что кто то — это кто то, с нами такого не должно случиться 🙂

Итак, рано утром в центр Ла-Паса прибыл наш ночной автобус из Уюни. Выспались, конечно, так себе. Ребята из Free bikes пикапнули нас прямо на остановке и сразу повезли в их офис, где мы прошли инструктаж и расплатились за предстоящее удовольствие. Там же получили полную экипировку, защиту, шлемы, перчатки и пр. Только ботинки свои, хотя при желании они и это выдали бы. Велосипеды хорошие, с дисковыми тормозами и впереди, и сзади. Я в них не разбираюсь, но Киря сказал — «техника» 🙂

Микроавтобус вывез нас из городского кратера и лихо перенес на высокогорное плато, где господствовали густой туман и. снег. Да, сверху шло не что иное, как мелкий мокрый снег, ну или ледяной дождь, как сейчас модно у нас на Родине. Стартанув с 4650 метров, с ветром и снегом в лицо, удовольствие получать мы начали не сразу.

Дорога Смерти, имеющая второе свое название Yungas Road, протянулась на 61 километр и условно состоит из двух участков. Первый, примерно 1/3 ее длины, это такая легкая ее прелюдия — асфальт с отбойниками, по которому едут машины, а дикий велосипедист как раз, предполагается, успеет привыкнуть к пепелацу, чтобы ничего серьезного не натворить там, где пойдет уже настоящая жесть.

Первую часть дороги мы, как и следовало, привыкали к «рулю» и тормозам, позарубались с Кирей, кто быстрее разгонится по асфальту с горы и, между делом, иногда, обгоняли даже машинки. Вот так вот с горы неплохо катится 🙂 Особенно в поворот, когда машинкам страшно гнать, а велосипед он маленький, чего ему.. 🙂

Читать еще:  Музей-квартира Виктора Гюго, Франция - обзор

Это развлечение скоро закончилось, и после прохождения какого то КПП началась настоящая Дорога Смерти, по сути именно она и имеет право носить это название. Дорожка отсюда пошла узкая, с крупным гравием, водопадами, лужами и прочими сюрпризами, описанными выше. Вот теперь то, что надо!

Мы снова стартанули. Власта, как единственная мать в группе, решила ехать в машине сопровождения — я уверен, это страшнее 🙂 На счет безопасности не знаю — не пробовал 🙂 Все остальные так или иначе решили спуститься, кто то не спеша, кто то наперегонки 🙂 Какое то время пришлось привыкать к узкой, каменистой и местами сыроватой дороге. Ее ширина не превышает 3 метра, а местами и уже. Слева по борту отвесные пропасти — если улететь туда, шанса зацепиться в большинстве случаев не будет. Обрыв в Coroicо, самом живописном месте трека, где все так любят фотографироваться, составляет ни много, ни мало — 1200 метров. Интересно, за сколько секунд велосипед долетает до низу? Хотя, нет — не интересно 🙂

После каждых примерно 15-20 минут спуска мы останавливались, чтобы восстановиться. Моей главной проблемой были руки — их сводило от вибрации и, по словам Кири, от напряжения. Нужно держать руль мягче. Аха, куда там мягче, когда там булыжники на дороге! Вообще, когда спускаешься по этой дороге, о высоте и пропастях не думаешь, даже когда попутно смотришь по сторонам и вниз, любуясь на всю эту красоту. Как то все по-другому воспринимается, и действительно удается получать удовольствие. Сначала мы ехали не спеша, наслаждаясь пейзажами и ветерком в лицо, который с каждой сотней метров становился мягче и теплее. В какой то момент нам надоело плестись и мы в Кирей прибавили, соревнуясь с испанцами, японцем и между собой 🙂 Киря в какой то момент отобрал у Коляна экстремальную видеокамеру, которая крепится на шлем. Колян сопровождал Лену, потому осторожничал вместе с ней, а Киря, ясное дело, хотел снять нормальные кадры. Теперь камера была на голове Кири, и он разгонялся и снимал пролетающие мимо удивительные боливийские пейзажи.

За время спуска я умудрился порвать цепь на двух велосипедах и в итоге вторую половину пути ехал на третьем. Поскольку это был уже не первый подменный конь, он несколько уступал первым двум, в частности в плане тормозов. Вроде тоже дисковые, но похуже они были, и технически, и по факту. Немного спустя я понял, что байк уже не столь хорош в торможении.

Я решил обогнать Кирилла и разогнался как следует. Мне это удалось, как и удалось оставить позади японца. Дорога шла неуклонно вниз и впереди виднелся большой поворот. Даже с этого расстояния было понятно, что он никак не меньше 90 градусов. Оттормаживаясь, становилось очевидно, что, похоже, я не успею вписаться в поворот и вылетаю на внешний радиус. По внешнему была скала, а пропасть была по внутреннему, потому то, собственно я и разогнался 🙂 немного закладывая велик, я начал-таки умещаться в отведенные метры дороги и, казалось, вот-вот выйду из поворота впритык со скалой, но тут передо мной как черт из табакерки возник здоровенный полметровый булыжник, который при таком маневре не было никакой физической возможности избежать. Я в момент влетел в него и вместе с байком, оценив синеву прекрасного андского неба, сделал что то вроде сальто мортале.

Японец, ехавший следом за мной, в ужасе подскочил и начал интересоваться, живой ли я 🙂 Я был живее всех живых — защита отработала на славу, 3 щитка на ногах и руках, а также шлем, были изрядно исцарапаны о камни. Мой первый вопрос, который я задал еще с земли подоспевшему Кирюхе: «Ты это снял?!». Киря не был уверен, снял ли он, поскольку он был как раз в повороте в тот момент, и своим боковым зрением он видел этот перформанс, а вот достаточным ли оказался широкий угол камеры, чтобы она увидела всё это СВОИМ боковым зрением — оказалось вопросом. Ответ на него мы получили только в Москве — камера не сняла сам момент падения, запечатлев кадры лишь секундой позднее. Ну и нафига я так падал?! 🙂

После моего падения Серега сбавил обороты и начал в полной мере наслаждаться окружающими видами. Нам вскоре тоже захотелось сменить фокус, и мы катили, любуясь невероятными видами Coroico. Вдоволь нафотографировавшись у километрового обрыва, мы еще целый час ехали до Yungas, получая удовольствие от трека.

Источники:

http://hasta-pronto.ru/bolivia/yungas-road-of-death/
http://pikabu.ru/story/doroga_smerti_v_bolivii_put_na_kotorom_nemnogim_menshe_mertvyikh_chem_zhivyikh_5273104
http://reports.travel.ru/letters/2011/05/217261.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector