Город Нефтегорск, Россия — обзор

НЕФТЕГОРСК (Россия)

Нефтегорск – задумывался как вахтовый поселок нефтяников. В Нефтегорске было четыре детских сада и одна десятилетка, в 1995 года готовившая проводить во взрослую жизнь 26 выпускников, для которых 25 мая прозвенел последний школьный звонок. Многие из них собрались отметить это событие в местном кафе. Играла веселая музыка, вопреки родительским запретам дымились сигареты и звенели бокалы с отнюдь не газировкой. Одна парочка убежала из кафе целоваться. Эти мальчик и девочка тогда даже не подозревали, от чего они спасаются — через несколько минут потолок кафе обрушился на бывших школьников. Вместе с 19 выпускниками в эту ночь погибло более двух тысяч нефтегорцев. 28 мая в 1 час 4 минуты в Нефтегорске произошло землетрясение силой 10 баллов.

1995 год был годом небывалой сейсмической активности на Тихом океане. Зимой 1995 года землетрясение в японском городе Кобе унесло жизни 5 300 человек. Российские сейсмологи ожидали толчки и на Дальнем Востоке, на полуострове Камчатка. Землетрясения в Нефтегорске не ждал никто, отчасти и потому, что север Сахалина традиционно считал зоной меньшей сейсмоактивности, чем южная часть острова или Курилы. Да и обширная сеть сахалинских сейсмостанций, построенная в советские времена, к 1995 году практически развалилась.

Землетрясение оказалось неожиданным и страшным. Толчки силой от пяти до семи баллов ощущались в городе Оха, поселках Сабо, Москальво, Некрасовка, Эхаби, Ноглики, Тунгор, Восточный, Колендо. Самый мощный толчок пришелся на Нефтегорск, который был расположен в 30 километрах от эпицентра землетрясения. Впоследствии писали, что с вертолетов была видна многокилометровая трещина, такая глубокая, что казалось – лопнула земля.

Собственно, стихия длилась недолго – один толчок, и некогда ухоженные дома превратились в бесформенную груду. Хотя, очевидцы рассказывали, что не все дома рухнули сразу, и некоторые горожане даже спросонья сумели сориентироваться и выпрыгнуть из окон, но падающие бетонные плиты накрывали их уже на земле. Большинство же нефтегорцев погибло в собственных квартирах – там, где и положено быть в час ночи добропорядочным горожанам. Для кого-то смерть наступила так неожиданно, что они не успели осознать происшедшее. Но настоящая человеческая трагедия наступила уже после землетрясения. Те, кто выжил после толчка, оказались заживо погребенными под руинами, в кромешной темноте, неподвижности, один на один с мыслями о страшной судьбе близких, с осознанием неизбежности конца. Чудом же уцелевшие метались по городу, а точнее по тому, что осталось от города, пытаясь найти своих родных под завалами. Хаос продолжался несколько часов, до тех пор, пока не прибыли спасатели.

Кстати, после землетрясения Россия официально отказалась от помощи иностранных спасателей, за что подверглась критике и внутри страны и за рубежом. Тогда этот шаг казался безумием, но в Нефтегорске спасатели служб МЧС России на самом деле спасли всех, кого МОЖНО было спасти. Помощь пришла с небывалой скоростью – уже через 17 часов после землетрясения в городе работали камчатские, сахалинские, хабаровские поисково-спасательные службы, военные, всего же в спасательной операции было задействовано около 1500 человек и 300 единиц техники. Ни для кого не секрет, что именно после трагедии в Нефтегорске на российском политическом олимпе появилась звезда Сергея Шойгу, министра по чрезвычайным ситуациям. И именно после Нефтегорска высокий класс российских спасателей был признан во всем мире, и практически во всех случаях крупнейших катастроф заграницей, если потерпевшие страны приглашали иностранных спасателей, они в первую очередь приглашали службы МЧС России.

Тогда, в Нефтегорске перед всеми живыми стояла одна задача – спасти тех, кто под завалами. Спасти любой ценой – детей, дряхлых стариков, мужчин, женщин, изувеченных, искалеченных, но все еще живых. Ради этого спасатели и все те, кто чудом уцелел после землетрясения, работали сутками. Ради этого были привлечены собаки, которые нашли не один десяток заживо погребенных. Ради этого устраивались часы тишины, когда замолкала техника, и в Нефтегорске воцарялась мертвенное молчание, в котором можно было услышать чей-то стук, чей-то стон, чье-то дыхание.

Были и мародеры. Один, два, три человека, но они были. Они копались в остатках домашнего скарба, искали какие-то ценности, точнее то, что для них только для них тогда считалось ценностью. Это противно, но с этим еще можно смириться. Но среди мародеров были и те, кто отрезал пальцы с живых людей, заваленных плитами. Безымянные пальцы с обручальными кольцами.

Среди погибших в Нефтегорске есть и те, которых поймали на месте преступления с отрубленными пальцами в карманах. Их, нелюдей, тоже придавило плитой. Только не волей божьей и не силой стихии.

Трагедия в Нефтегорске встряхнула и власти. Страшно сказать, но после землетрясения на Курилах, которое случилось за несколько лет до трагедии в Нефтегорске, и в котором, слава богу, было намного меньше человеческих жертв, нашлись чиновники, нажившие состояния на выделенных субсидиях. Нефтегорцы же, те, кто остался в живых, получили и жилье, и материальную помощь, а их дети, а также дети жителей Охинского района — возможность учиться в любом вузе страны бесплатно. Не знаю, может чиновников на этот раз заела совесть, а может они поняли, что наживаться на такой трагедии – смертный грех, страшнее которого нет ничего. Конечно, не обошлось и без бюрократических проблем – государство, переживая, как бы оставшиеся нефтегорцы не получили большего, чем положено, выдало нефтегорцам сертификаты на бесплатное жилье с условием проживания в любой точке России, но по установленным нормам. Нормы оказались смешными — одинокий человек может получить не более 33 квадратных метров общей площади, семье дается по 18 на человека, т. е. на двоих приходится 36 квадратных метров общей площади. В России же минимальная однокомнатная квартира имеет 40 — 42 квадратных метра. Поэтому схема выдачи квартир везде одинакова: 36 метров бесплатно, за остальное — доплачивай. Учитывая, что квартиры нефтегорцы получили не в одночасье, многие из них успели потратить и денежные компенсации. Впрочем, те, кого я называю нефтегорцами, уже бывшие нефтегорцы. Они давно разъехались, кто в Южно-Сахалинск, кто на материк. А города Нефтегорска больше нет. На его месте ныне мертвое поле. Все, что осталось от милого, уютного городка нефтяников.

  • Нефтегорск (фото)

Информация и фото предоставлены сайтом МЕРТВЫЕ ГОРОДА

Город-призрак Нефтегорск

Нефтегорск – задумывался как вахтовый поселок нефтяников. В Нефтегорске было четыре детских сада и одна десятилетка, в 1995 года готовившая проводить во взрослую жизнь 26 выпускников, для которых 25 мая прозвенел последний школьный звонок. Многие из них собрались отметить это событие в местном кафе. Играла веселая музыка, вопреки родительским запретам дымились сигареты и звенели бокалы с отнюдь не газировкой. Одна парочка убежала из кафе целоваться. Эти мальчик и девочка тогда даже не подозревали, от чего они спасаются — через несколько минут потолок кафе обрушился на бывших школьников. Вместе с 19 выпускниками в эту ночь погибло более двух тысяч нефтегорцев. 28 мая в 1 час 4 минуты в Нефтегорске произошло землетрясение силой 10 баллов.

1995 год был годом небывалой сейсмической активности на Тихом океане. Зимой 1995 года землетрясение в японском городе Кобе унесло жизни 5 300 человек. Российские сейсмологи ожидали толчки и на Дальнем Востоке, на полуострове Камчатка. Землетрясения в Нефтегорске не ждал никто, отчасти и потому, что север Сахалина традиционно считал зоной меньшей сейсмоактивности, чем южная часть острова или Курилы. Да и обширная сеть сахалинских сейсмостанций, построенная в советские времена, к 1995 году практически развалилась.

Землетрясение оказалось неожиданным и страшным. Толчки силой от пяти до семи баллов ощущались в городе Оха, поселках Сабо, Москальво, Некрасовка, Эхаби, Ноглики, Тунгор, Восточный, Колендо. Самый мощный толчок пришелся на Нефтегорск, который был расположен в 30 километрах от эпицентра землетрясения. Впоследствии писали, что с вертолетов была видна многокилометровая трещина, такая глубокая, что казалось – лопнула земля.

Собственно, стихия длилась недолго – один толчок, и некогда ухоженные дома превратились в бесформенную груду. Хотя, очевидцы рассказывали, что не все дома рухнули сразу, и некоторые горожане даже спросонья сумели сориентироваться и выпрыгнуть из окон, но падающие бетонные плиты накрывали их уже на земле. Большинство же нефтегорцев погибло в собственных квартирах – там, где и положено быть в час ночи добропорядочным горожанам. Для кого-то смерть наступила так неожиданно, что они не успели осознать происшедшее. Но настоящая человеческая трагедия наступила уже после землетрясения. Те, кто выжил после толчка, оказались заживо погребенными под руинами, в кромешной темноте, неподвижности, один на один с мыслями о страшной судьбе близких, с осознанием неизбежности конца. Чудом же уцелевшие метались по городу, а точнее по тому, что осталось от города, пытаясь найти своих родных под завалами. Хаос продолжался несколько часов, до тех пор, пока не прибыли спасатели.

Кстати, после землетрясения Россия официально отказалась от помощи иностранных спасателей, за что подверглась критике и внутри страны и за рубежом. Тогда этот шаг казался безумием, но в Нефтегорске спасатели служб МЧС России на самом деле спасли всех, кого МОЖНО было спасти. Помощь пришла с небывалой скоростью – уже через 17 часов после землетрясения в городе работали камчатские, сахалинские, хабаровские поисково-спасательные службы, военные, всего же в спасательной операции было задействовано около 1500 человек и 300 единиц техники. Ни для кого не секрет, что именно после трагедии в Нефтегорске на российском политическом олимпе появилась звезда Сергея Шойгу, министра по чрезвычайным ситуациям. И именно после Нефтегорска высокий класс российских спасателей был признан во всем мире, и практически во всех случаях крупнейших катастроф заграницей, если потерпевшие страны приглашали иностранных спасателей, они в первую очередь приглашали службы МЧС России.

Тогда, в Нефтегорске перед всеми живыми стояла одна задача – спасти тех, кто под завалами. Спасти любой ценой – детей, дряхлых стариков, мужчин, женщин, изувеченных, искалеченных, но все еще живых. Ради этого спасатели и все те, кто чудом уцелел после землетрясения, работали сутками. Ради этого были привлечены собаки, которые нашли не один десяток заживо погребенных. Ради этого устраивались часы тишины, когда замолкала техника, и в Нефтегорске воцарялась мертвенное молчание, в котором можно было услышать чей-то стук, чей-то стон, чье-то дыхание.

Были и мародеры. Один, два, три человека, но они были. Они копались в остатках домашнего скарба, искали какие-то ценности, точнее то, что для них только для них тогда считалось ценностью. Это противно, но с этим еще можно смириться. Но среди мародеров были и те, кто отрезал пальцы с живых людей, заваленных плитами. Безымянные пальцы с обручальными кольцами.

Среди погибших в Нефтегорске есть и те, которых поймали на месте преступления с отрубленными пальцами в карманах. Их, нелюдей, тоже придавило плитой. Только не волей божьей и не силой стихии.

Трагедия в Нефтегорске встряхнула и власти. Страшно сказать, но после землетрясения на Курилах, которое случилось за несколько лет до трагедии в Нефтегорске, и в котором, слава богу, было намного меньше человеческих жертв, нашлись чиновники, нажившие состояния на выделенных субсидиях. Нефтегорцы же, те, кто остался в живых, получили и жилье, и материальную помощь, а их дети, а также дети жителей Охинского района — возможность учиться в любом вузе страны бесплатно. Не знаю, может чиновников на этот раз заела совесть, а может они поняли, что наживаться на такой трагедии – смертный грех, страшнее которого нет ничего. Конечно, не обошлось и без бюрократических проблем – государство, переживая, как бы оставшиеся нефтегорцы не получили большего, чем положено, выдало нефтегорцам сертификаты на бесплатное жилье с условием проживания в любой точке России, но по установленным нормам. Нормы оказались смешными — одинокий человек может получить не более 33 квадратных метров общей площади, семье дается по 18 на человека, т. е. на двоих приходится 36 квадратных метров общей площади. В России же минимальная однокомнатная квартира имеет 40 — 42 квадратных метра. Поэтому схема выдачи квартир везде одинакова: 36 метров бесплатно, за остальное — доплачивай. Учитывая, что квартиры нефтегорцы получили не в одночасье, многие из них успели потратить и денежные компенсации. Впрочем, те, кого я называю нефтегорцами, уже бывшие нефтегорцы. Они давно разъехались, кто в Южно-Сахалинск, кто на материк. А города Нефтегорска больше нет. На его месте ныне мертвое поле. Все, что осталось от милого, уютного городка нефтяников.

Нефтегорск – город-призрак

В шестидесятых годах прошлого столетия на карте России возник новый населенный пункт – поселок городского типа Восток. Его начали строить для нефтяников и их семей в 1964 году, в 98 км от Охи Сахалинской области. Восток обещал стать благоустроенным городом и ожидания полностью оправдал. Возвели 17 блочных домов в пять этажей для почти сотни семей, несколько двухэтажных домов, школу, детский сад и клуб. В 1970 году Восток переименовали в Нефтегорск.

Это был город молодых, как Припять, и ее судьбу он повторил. Поселок, построенный на долгие годы, прожил всего тридцать лет и закончил свое существование 28 мая 1995 года. Вместе с ним погибли 2040 человек из 3197 проживавших здесь. Точку поставило землетрясение в 7,2 балла.

В том году никто не ждал землетрясений на Сахалине. Ждали на Камчатке, на Курилах, но никак не в Нефтегорске! Ничто не предвещало самого сильного землетрясения за последние сто лет! А между тем глубоко под землей, в 30км восточнее Нефтегорска неотвратимо приближался час столкновения двух литосферных плит. Город доживал последние свои дни.

В мае 1995 года единственная в городке школа выпустила 26 своих учеников. В ту ночь они праздновали свой выпускной в клубе. Там они и погибли. Только девятерым было суждено выжить.

Самое сильное землетрясение на Сахалине продолжалось полминуты, всего лишь 27 секунд, и за это время почти все здания Нефтегорска полностью разрушились. На земле возникла глубокая трещина длиной около 35 километров. Жизнь города закончилась в 1:04 ночи.

Семнадцать домов обрушились с первым же толчком, словно построенные из песка. С людьми внутри. Потом оказалось, что они совершенно не годились для сейсмоопасных районов, что при их возведении экономили на всем, на чем могли. Качество их стен было настолько низким, что не выдерживало никакой критики.

У столь сомнительных построек могли быть шансы устоять при 3-х баллах, но ни одного при 7. Ни одного шанса выжить для тысяч людей.

Эти дома просто рассыпались. Если кому-то повезло в столь поздний час стоять возле окна, то его выбрасывало наружу. Большинство же погибали в собственных постелях, задавленные бетонными блоками. Тех же, кто выпал из окна, накрывали панели разрушавшихся стен.

Проблемы со связью привели к тому, что спасательная операция началась только спустя девять часов после стремительно обрушившейся трагедии, а до этого момента погибающий город был предоставлен самому себе. Страшно даже представить, какой хаос и паника царили там в эти часы. На земле обезумевшие от ужаса и горя люди искали своих близких, а под обломками погибали те, кого завалило остатками домов.

Около 1500 сотрудников МЧС ликвидировали последствия землетрясения. Прилетели 25 самолетов, 24 вертолета, 66 автомобилей, и еще 300 единиц техники. Посильную помощь оказывали жители соседних городов. Мужчины вручную разбирали завалы в поисках заживо погребенных.

В эти страшные часы МЧС оказалось на высоте. Слаженная работа спасателей спасла множество жизней. Именно тогда ввели «5 минут тишины», когда ежечасно все останавливалось, и смолкали разговоры, чтобы в безмолвии уловить любой звук, доносящийся из-под обломков. Люди работали сутками, прерываясь только ради этих жутких «пятиминуток», между надеждой и отчаянием.

Спасательная операция продолжалась до 10 июня, когда в дело вступила тяжелая техника. Было принято решение живых уже не искать. Спасли 406 человек, из которых 37 скончались позже. Ранены были примерно 720 человек. Всего извлекли 2364 человек. 305 до сих пор не найдены. Погибли 2040 человек, среди них 268 детей.

Город не восстанавливали. Уцелевших людей переселили в другие города области. Для этого выделили 17,8 млрд. рублей, которые пошли на строительство 70 квартир, и еще 12 обеспечила Оха. Была оказана помощь уезжавшим на материк. Люди разъезжались в разные уголки родины, но уносили с собой память о самой страшной трагедии Сахалина XX века.

Каждый пострадавший получил от государства компенсацию в размере около 200$. За каждого погибшего около2000$. Был возмещен материальный ущерб в размере около 10000$ на семью. Триста тонн гуманитарной помощи отправили в Россию иностранные государства и примерно 12 миллионов долларов.

Землетрясение нанесло ущерб государству более чем в два триллиона рублей. Человеческие жизни – невозвратимы.

Нефтегорск сегодня – всего лишь призрак, память о самом себе, печальная память. Там стоит полукруглая стена темного камня, возведенная добротно, на долгие годы. Стоящая крепко, как монолит. Так, как должны были стоять те дома. И на этой стене семнадцать плит с выбитыми на них именами. Это мемориал погибшим. На месте уничтоженных стихией домов находятся плиты с их номерами. Рядом часовня с колоколом. Неподалеку находится кладбище, где похоронены погибшие в страшной трагедии. Жившие в одном городе, они и после смерти остались вместе, там, где теперь царит вечное безмолвие.

Источники:

http://www.sddj.ru/foto/goroda-prizraki/rossiya/471-neftegorsk-rossiya.html
http://pikabu.ru/story/gorodprizrak_neftegorsk_4120854
http://abc-24.info/neftegorsk-gorod-prizrak/

Читать еще:  Гигантский логотип KFC, США - обзор
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector