Художественный центр Арнольфини, Англия — обзор

Художественный центр Арнольфини, Англия

Год появления: 19 век.

Необычная куполообразная крыша, которая теперь дополнена современной отделкой, полукруглые окна различных размеров и каменные стены — эти особенности делают архитектурный памятник непохожим ни на один другой. Все залы, которые теперь используются для проведения различных культурных мероприятий, тоже сохранили определенные черты культуры прошлых лет. Многим туристам историческое здание известно именно благодаря своему особенному книжному магазину, в котором можно приобрести интересные книги о национальной истории и культуре, открытки, а также сувенирную продукцию. Далее — Здание Западного рынка

Художественный центр Арнольфини и достопримечательности вокруг

Куда можно направить стопы после посещения Arnolfini? Невдалеке, в двух минутах на машине обустроился небезызвестный в Великобритании зоопарк Bristol Zoo Gardens. Любителям сказок Великобритании и всего мира непременно придется по вкусу тематический парк Brean Leisure Park в каких-то тридцати пяти километрах. Художественный музей Bristol City Museum and Art Gallery в Бристоле приглашает ценителей искусства в девятистах метрах.

Дальше — больше. По ходу, было бы интересно разведать величественный замковый комплекс Newton St Loe Castle, рассказывающий историю Великобритании. Возможно, вам и вашему ребенку в Великобритании будет любопытно навестить морской океанарий Cannon Aquarium неподалеку буквально в двухстах метрах. В пандан к этому, на дистанции пятнадцати минут ногами от Arnolfini размещен известный торговый район Broadmead. Ежели вам интересны исторические места, подъедьте (триста метров) к чудесному собору Cathedral of the Holy and Undivided Trinity. Далее, на расстоянии тридцати пяти км открыт лучший авквапарк Великобритании Brean Splash. Ну и наконец, в поисках обеда рекомендуем посетить в Бристоле ресторан из каталога Мишлен Casamia, размещающийся на улице The General, Lower Guinea St.

Тайна четы Арнольфини

Картина Яна ван Эйка «Портрет четы Арнольфини» — одно из самых обсуждаемых полотен его творческого наследия. Что же такого эдакого в представленной картине, что резонанс, который она обрела, не утих до наших дней — это мы и постараемся узнать.

И так, первый спор, разразившийся вокруг данной картины и самый популярный среди всех культурологических гипотез — о том, кто изображен на полотне. Умный человек спросит, а не сошли ли мы чаем с ума, ведь на картине русским по белому написано — Чета Арнольфини, а значит искать надобно где-то в их архивах. И этот умный человек вроде, как будет прав, а вроде, как и нет.

Ведь долгое время, действительно принято было считать, что это портрет Джованни ди Арриджо Арнольфини и его жены Джованни Ченами. Но, потом, внезапно, обнаружился тот факт, что они, оказывается, заключили свой брак после смерти художника, из-за случившегося пространственно-временной коллапса началась цепная реакция предположений.

Начали искать других жертв и нашли, даже не одну. Есть три версии развития событий: первая — это все тот же Джованни ди Арриджо только с предыдущей женой, вторая – его двоюродный брат Джованни ди Николао Арнольфини, третья — это сам художник и его жена. Третья конечно самая оригинальная, но не совсем стыкуется с еще одной гипотезой, о которой мы скажем дальше.

Читать еще:  Mr. Lee в Москве, Россия - обзор

Второй спор — беременна ли барышня на картине али нет. И дело тут вот в чем, если беременна, то тогда выходит, что свадьба то эта покрытая смрадным пятном порока и вообще ай-ай как плохо и не хорошо. К этой гипотезе подключились историки моды, высказав свое веское нет, аргументировав тем, что во времена написания картины у светских замужних дам была такая мода — платья с эффектом беременности. Это объяснялось тем, что она вроде как «вечная мать» и тем самым оправдывает ночной грех и исполняет исключительно свою прямую женскую функцию — рождение детей.

Что примечательно, данная картина выполняет не только эстетическую функцию — она является как бы брачным договором. Т.е. перед вами по сути первый свадебный альбом и именно это и называют «двойным портретом» — художник не просто создает семейный портрет, он является свидетелем бракосочетания, творя одновременно художественный и правовой акт. На это указывают ряд следующих интереснейших деталей. Во-первых, мы видим, что композиционным центром являются не сами герои, а их так сказать отдельные части — руки, скреплённые в рукопожатии, во-вторых странная одежда героев — для нас немного абсурдна, а в то время это была одежда для особого случая, чего только отделка из горностая стоит. К тому же, не надо забывать и том, что привычное нам белое подвенечное платье вошло в моду только в XIX веке.

Но, есть еще одна преинтереснейшая особенность, о которой мы обещали сказать в начале. В выпуклом зеркале, позади пары, если присмотреться получше, видно отражение художника с палитрой. Это Ян ван Эйк? — возможно, более точно об знал сам ван Эйк, но увы, он уже не особо разговорчив, так что не ответит. Сей факт опровергает третью гипотезу «о личностях, изображаемых», потому как если он изобразил потрет себя и жены, а в отражении себя — то это рекурсия какая-то получается, слишком запутанная даже для фламандских живописцев. Хотя, кто знает, после картин Босха, мало что может вообще удивить.

К слову, над зеркалом подпись «Ян ван Эйк был здесь», а это плюс один к гипотезе об автопортрете в отражении.

Все остальные предположения ориентированы на мелочи и детали. К примеру, то, что супруги держат друг друга не правыми, а левыми руками — говорит о том, что это неравный брак. Его так и называли — «брак левой руки», после него супруга не претендовала на наследство для себя и своих будущих детей, а взамен получала определённую сумму после смерти мужа.

Также часто обращают внимание на обувь — оба супруга стоят босиком, а это одно из свидетельств «священности ритуала», а если быть точнее, прямые указания на ветхозаветное писание: «И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая». Ну, а так как во время бракосочетания все в пяти метрах вокруг было «святой землей», то оно и так понятно.

Все остальные знаки, такие как фрукты на окне, цветущее дерево и розги над кроватью — вам придется поискать самим, а то как-то без препятствий все получается, а это не интересно. Единственное, что мы скажем, так это их значение — все они в той или иной мере олицетворяют «плодородие» — это можно сказать пожелание будущей семье от автора.

Читать еще:  Фото галерея: Падающие башни и здания - обзор

Розги, кстати, это не свидетельство первых БДСМ наклонностей в европейских нравах, а только лишь символ «стержня жизни», так его именовали в простонародье. Тут всякому будет ясно значение этого словосочетания и к Фрейду ходить не надо.

5 загадок «Четы Арнольфини»

«Чета Арнольфини» — знаменитый парный портрет, написанный в 1434 году, — принёс его автору, нидерландскому художнику Яну ван Эйку, общеевропейскую известность. Считается, что на портрете изображено бракосочетание богатого купца Арнольфини с молодой девушкой.

История шедевра, который сейчас находится в Лондоне, необычайно интересна, а дебаты о том, зачем была написана эта картина, кто стал прототипом героев портрета и что символизируют детали, тщательно выписанные на полотне, не утихают по сей день.

20 лет неизвестности

Предполагается, что портрет был изготовлен по заказу изображённой на нём пары и несколько лет принадлежал семье Арнольфини. Затем картина перешла в руки дона де Гевары, придворного Габсбургов, известного коллекционера и приятеля ван Эйка.

Де Гевара владел полотном недолго, а в 1516 году передал его наместнице Габсбургских Нидерландов Маргарите Австрийской. После смерти Маргариты портрет перешёл к её преемнице, затем оказался у короля Испании Филиппа II и около ста лет хранился во дворце Алькасар в Мадриде, резиденции испанских монархов. В 1734 году Алькасар уничтожил пожар, однако шедевр уцелел и был перемещён в Восточный дворец, выстроенный на месте сгоревшего. Точно известно, что в 1794 году картина находилась именно там, но что произошло с ней дальше — неизвестно.

Долгих два десятка лет портрет никто не видел. Он обнаружился лишь в 1815 году, а новым владельцем живописного шедевра стал простой британский полковник Джеймс Хей. Хей заявил, что увидел полотно в одном из доходных домов Брюсселя, где снимал комнату. Якобы картина так понравилась полковнику, что он упросил владельца её продать.

История полковника звучала слишком неправдоподобно — портрет вряд ли мог внезапно оказаться в Бельгии. Позже было выдвинуто предположение, что «Чета Арнольфини» вместе с другими произведениями искусства была конфискована англичанами у французов после битвы при Витории, а французы вывезли ценности из Испании, когда на испанский престол взошёл Жозеф Бонапарт, старший брат Наполеона I.

После того, как картина оказалась в Великобритании, её выкупила Лондонская национальная галерея, где она и хранится до сих пор.

Хотя портрет и называется «Чета Арнольфини», кто эта пара, изображённая на нём, доподлинно неизвестно. Вероятно, это богатые люди, принадлежащие к бюргерскому сословию и, скорее всего, мужчина — выходец из клана Арнольфини, а точнее — Джованни Арнольфини.

Такой человек действительно существовал, он был зажиточным купцом из Брюгге. В 1426 году Джованни женился на Констанце Трента, которая скончалась через несколько лет после замужества. Художник не мог видеть девушку и в 1434 году написать её портрет в паре с мужем, поскольку к тому времени она уже умерла, но вполне мог быть знаком с Джованни Арнольфини. Позднее было высказано предположение, что Констанцу на полотне попросил изобразить безутешный муж в память о супруге, но её внешность — лишь вымысел художника. О том, что женщины на портрете уже нет в живых, говорит одинокая свеча, горящая в люстре над мужчиной.

Читать еще:  Аквапарк «Ноев ковчег», США - обзор

Есть мнение, что на полотне запечатлён второй брак Арнольфини, однако никаких документов и свидетельств об этом событии не сохранилось.

Ещё один возможный прототип мужчины на портрете также принадлежал к роду Арнольфини и был младшим двоюродным братом Джованни. Его, как и брата, звали Джованни.

Второй Джованни (по прозвищу ди Арриджио) женился на итальянке Джованне Ченами, и именно эта чета долгое время считалась людьми, изображенными на полотне, пока не выяснилось, что свадьба произошла в 1447 году, через несколько лет после смерти ван Эйка.

Еще одна версия — на портрете изображён сам художник с женой. Во всяком случае девушка на картине очень похожа на жену художника, Маргариту, портрет которой хранится в музее Брюгге.

Свидетельство о заключении брака

Неизвестно не только, кто изображён на портрете, но и что именно происходит на картине. Считается, что художник запечатлел момент заключения брака, но, по одной из версий, это вовсе не бракосочетание, а лишь обручение жениха и невесты или даже пара, которая уже несколько лет состоит в брачном союзе — волосы девушки на картине убраны как у замужней дамы, а рука лежит на округлившемся животе (она как будто ждёт ребёнка). Однако в позднем Средневековье беременность вошла в моду, поэтому все знатные женщины носили платья, подчеркивающие живот.

Одна из самых интересных теорий, высказанных по поводу истинного предназначения портрета, гласит, что полотно стало своеобразным свидетельством о заключении брака. В пользу этого предположения говорят некоторые детали картины. В зеркале по центру можно увидеть отражение двух свидетелей брачной церемонии. Над зеркалом художник оставил необычную подпись: «Ян ван Эйк был здесь в 1434 году». Возможно именно автор портрета и был одним из свидетелей бракосочетания, а его подпись равнозначна подписи на официальном документе о браке. Мужчина и женщина на картине как будто произносят клятву, а их руки соединены в знак любви и верности.

Символы любви

Даже если картина и не являлась документальным брачным свидетельством, она точно была посвящена любви. Полотно буквально наполнено символами высокого чувства и будущего счастья влюблённой пары. Весёлая собачка, играющая в ногах у пары символизирует преданность, ложе справа от невесты, украшенное алыми портьерами, указывает на любовную страсть, чётки висящие на стене, говорят о добродетели будущей супруги, а метёлка — о том, что вскоре девушка станет хозяйкой дома.

В знак плодовитости брака невеста одета в зелёное платье (этот цвет символизировал плодородие), изголовье кровати украшено фигуркой святой Маргариты, покровительницы беременных, мужчина и женщина стоят босиком (считалось, что это способствует появлению здорового потомства).

Невозможное совершенство

Картина «Чета Арнольфини» столь искусно написана мастером и почти фотографически точна, что даже было выдвинуто абсурдное предположение — для создания портрета ван Эйк использовал вогнутое зеркало и просто обвел красками проекцию с него.

На самом деле никаких приспособлений не было. Шедевр появился благодаря потрясающему таланту мастера, и кто знает, какие ещё загадки таинственного полотна предстоит разгадать искусствоведам.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал , чтобы не пропустить самое интересное!

Источники:

http://www.orangesmile.com/extreme/ru/byzantine-monuments/arnolfini.htm
http://estetico.me/posts/view/tajna-chety-arnolfini
http://zen.yandex.ru/media/id/5a74a05057906a2d34a8acb0/5bb4dced53018c00a9ee1433

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×