Карьер «Коркино», Россия — обзор

Карьер «Коркино», Россия — обзор

Интересные факты: Самый большой карьер в Европе

Самый большой рукотворный карьер в Европе и один из самых больших в мире находится в городе Коркино Челябинской области. Его глубина более 500 метров, а диаметр вороники – полтора километра. Рассмотреть огромные экскаваторы работающие в самом низу можно лишь с большим трудом. Не случайно в народе его прозвали «Гранд-Карьером». А гости Южного Урала, видя отвалы, зачастую принимают их за уральскую гору.
Нашли это месторождение в 1931 году. Причем на тот момент оно считалось самым крупным в СССР. Сначала разработка велась вручную, уголь добывали чуть ли не мотыгами, но чуть позже стали применять взрывчатку.
Любопытно, что самый большой взрыв произошедший на территории Урала за всю его историю случился именно здесь в 1936 году. И сделали его сознательно, для ускорения процесса добычи угля. Взрывотехники готовили «операцию» больше полугода. На некоторое время был эвакуированы все жители города Коркино и несколько близлежащих поселков. 6 июля 1936 года Мощнейшим взрывом было выброшено около миллиона кубометров породы. Куски угля взлетели в воздух на высоту до 500 метров. При этом специалисты немного «перестарались» — произошедший от взрыва подземный толчок зафиксировали даже на другом полушарии, в США. Американцы тогда предположили, что в СССР произошло испытание какого-то нового оружия и очень испугались. Пыль поднявшаяся от взрыва — оседала несколько дней.
Сначала уголь со дна карьера на поверхность перевозили грузовиками, но

, когда глубина стала уже слишком большой, было принято решение использовать железнодорожный транспорт. В данный момент по спирали вниз в коркинском карьере проложены рельсы.
Кстати, каждый уступ разреза в высоту равняется 8-этажному дому. А на дне коркинского карьера работает специальная система водоотведения, иначе огромной глубины разрез давно бы затопило.
Фактически разработка этого грандиозного месторождения ведется уже около 80 лет. Впрочем, угля здесь хватит еще на 50 лет вперед, но продлится все же не более 5. Дело в том, что поднимать породу на поверхность стало очень затратно, да и всеобщая газификация страны сыграла свою роль. Так что скоро гранд-карьер все же превратится в невероятно глубокое озеро…
Посещать карьер лучше в теплую, но ветреную погоду. В глубине разреза постоянно стоит угольная пыль, а в очень жаркие дня появляется дым от тлеющих пород.
Дополнительные интересности: 1) В середине 2000-х годов на склоне отвалов был даже создан небольшой горнолыжный курорт. Вряд ли в мире существовали еще такие прецеденты. Однако, проработав всего несколько лет, курорт закрылся 2) На гербе города Коркино изображена ввинченная спираль разреза. 3) Уголь образовался в этих местах из древовидных папоротников. Отпечатки этих древних растений можно найти в породе 4) За годы работы карьера на «горных» отвалах уже успели вырасти огромные березы, а у подножья расположились два красивых прудика. Вот так.

Уральская индустрия. Часть 1: Коркинский Гранд-карьер.

Урал — это в первую очередь Край Горных Заводов. В старинных уральских городках можно найти промышленные сооружения 18 века. Реки здесь представляют собой каскады прудов. Многие горы срыты до основания: «Была гора высокая — стала яма глубокая», как говорили когда-то.
В последующих двух постах я покажу масштабы промышленного освоения Урала. Во второй части речь пойдет о жутком месте под названием Карабаш, а в первой — о Коркинском угольном разрезе, что находится в 40 километрах южнее Челябинска.

Покажу и еще кое-какие веси Челябинской области, так как путешествовали мы на машине: я, periskop.su , polar_bee и vedmed1969 .

От Челябинска до Коркина всего около 40 километров в сторону Троицка — старинного и забытого города на казахской границе, о котором я расскажу отдельно. По ту же сторону границы трасса ведет в Кустанай. А к югу от Челябинска находится угольный бассейн с многочисленными шахтами и терриконами.

Читать еще:  Кохем, Германия - обзор

Собственно, главный шахтерский город — Копейск, является пригородом Челябинска, и граница между двумя городами почти не видна. Ныне подавляющее большинство шахт закрыты, жители Копейска ездят работать в Челябинск. Копейск примечателен еще и своим расположение между нескольких озер, почти что на острове. На окраине Копейска мы увидели вот такое зрелище:

Из-за глобального потепления уровень озер повышается, и прибрежные дачи оказываются затоплены. Вода отсюда уже не уйдет.

Вскоре после Копейска вдоль дороги вырастает вот такая стена — это начало Коркинского разреза, цепочка старых отвалов, тянущаяся на много километров. Высота ее такова, что недалеко от Коркина на склоне устроен горнолыжный комплекс.

Наконец, мы въезжам в само Коркино — шахтерский город с 40-тысячным населением. Как и многие города при угольных месторождения, Коркино начало приходить в упадок задолго до Перестройки — в 1959 году его население было 85 тысяч, и сократилось вдвое уже к 1989 году.

На гербе Коркина изображен карьер:

Город оставляет весьма депрессивное впечатление. Почти весь он застроен предвоенными сталинками с небольшим количеством частного сектора, и по площади меньше, чем собственно Коркинский угольный разрез. На окраинах — много мрачного вида промышленных сооружений, явно связанных с добычей угля.

Почти все фотографии были сняты из окна машины — пешком ходить, да еще и с фотоаппаратом, я бы здесь не рискнул. Однако Коркино бы ничем не выделялось среди десятков других шахтерских городков, если бы не Гранд-карьер — Коркинский угольный разрез. Часто говорят, что это самый большой карьер в мире, и по крайней мере среди угольных разрезов он действительно считается крупнейшим: 2,5 км в поперечнике и 520 метров глубиной. Однако в России есть еще как минимум два сопоставимых карьера: медно-серный в башкирском Сибае (глубиной 550 метров) и знаменитый алмазный карьер в якутском Мирном (глубиной 600 метров). Да и в мире гигантских карьеров немало — например, чилийская Чукикамата.
Однако Коркинский разрез — все же в числе крупнейших карьеров планеты.

Мы нашли удобную площадку для обзора недалеко от поселка Роза — «пригорода» Коркина, и начали спускаться.

Масштаб карьера (поясняю: слова «карьер» и «разрез» в угольной промышоленности — синонимы) очень трудно передать фотографиями, но все же попробую:

Коркинское месторождение начало разрабатываться в 1931 году, и вскоре был обнаружен пласт угля толщиной 200 метров. Создание карьера велось в 1930-40-е годы, причем здесь активно шли взрывные работы. Знаменит так называемый Коркинский взрыв 1938 года: его готовили полгода, перед взрывом на всякий случай эвакуировали город, а по мощности он был сопоставим с ядерным — колебания зафиксировали сейсмостанции по всему миру.

Коркинский карьер настолько грандиозен, что его трудно воспринимать как нечто рукотворное. Это действительно Гранд-карьер — аналог Гранд-каньона в Аризоне.

Стена карьера. Каждый уступ — примерно с 8-этажный дом.

Оползень. Для масштаба — видете деревья?

Верхняя часть разреза:

Шахта, ствол которой ведет ко дну разреза:

На дне карьера обычно кипит жизнь: по рельсам ходят составы с углем и породой, работаю эскаваторы.

Однако в день нашего посещения в разрезе было тихо и пусто. То ли потому, что воскресение — даже здесь выходной, то ли Мировой кризис подкосил и это предприятие.

Однако со дна разреза не переставая шел дым, иногда раздавался грохот, а мелкий угольный пепел порой налетал, как снег, оседая на одежде. У меня началась одышка. Дна карьера видно не было — бездонная черная дымящаяся воронка. И в целом, не покидало ощущение, что мы стояли у входа в Подземное Царство.

О Коркинском разрезе также есть очень красивый репортаж victorborisov .

Еще в 40 километрах южнее мы проезжали город Южно-Уральск. О нем пусть расскажет periskop.su , обнаруживший здесь настоящий клондайк довоенной сталинской архитектуры. Хотя в целом Южно-Уральск очень похож на Коркино. Мне же он запомнился деревянной церковью-новоделом у трассы:

И мощной ГРЭС постройки 1930-х годов, трубы которой чем-то напоминали пальцы. Для этой ГРЭС, и не только, и добывался коркинский уголь.

Читать еще:  Фото галерея: Величайшие замки Франции - обзор

Но если вы думаете, что это страшно — то ошибаетесь. Страшно будет в следующей части, посвященной городу Карабаш.

На краю пропасти

Коркинский угольный разрез в Челябинской области удерживает сомнительную репутацию самого глубокого угольного разреза в Евразии и единственного в мире карьера, где уголь добывался открытым способом с глубины более полукилометра. В начале 2000-х годов в Коркино было извлечено рекордное количество энергоносителя за весь постсоветский период. Только в 2005 году добыли 3,3 миллиона тонн. Однако спустя 10 лет разрез, как и многочисленные проблемы, которые он создает для местных жителей, оказался никому не нужен. Работавшая здесь с 2002 года «Челябинская угольная компания», основательно выработав разрез, «вдруг» решила самоликвидироваться и не участвовать в его рекультивации.

Тем временем брошенный карьер начинает представлять реальную опасность для жителей окрестных населенных пунктов. Из-за стихийных эндогенных пожаров, с которыми некому бороться, Коркинский разрез стал наиболее горячей экологической точкой региона — выбросы сероводорода и других вредных веществ в разы превышают допустимые нормы, вызывая заболевания органов дыхания и сильнейшие головные боли.

Часть домов в Коркино и ближайшем поселке Роза оказались на краю гигантской ямы площадью около 800 гектаров. Строения постепенно сползают в нее и разрушаются. По экспертным оценкам, на ликвидацию разреза требуется 20-30 миллиардов рублей, которых нет ни в местном, ни в федеральном бюджете. О том, как выживают люди в Коркино и его окрестностях, «Ленте.ру» рассказала председатель собрания депутатов Коркинского муниципального района Наталья Лощинина.

«Лента.ру»: В феврале 2012 года президент России Владимир Путин, занимавший тогда пост премьер-министра, посетил находящийся на краю разреза поселок Роза. Было признано необходимым начать его расселение или по крайней мере части домов, находящихся ближе всего к разрезу. Сделано ли что-то в этом направлении?

Лощинина: Экспертами была определена опасная зона, находящаяся у бортов разреза, — примерно в 500 метрах от него. Она прошла через поселок Роза по улице 50 лет Октября. В нее попало много домов, в основном многоэтажных, по нечетной стороне. В результате переселить пришлось около трех тысяч человек. Жилые дома были снесены, пять нежилых зданий все еще стоят. Новый дом, где давали квартиры «переселенцам» из опасной зоны в Коркино, фактически был построен один. Строить новое жилье негде: просто нет земли, поскольку в настоящее время почти вся территория Коркино и Розы попадает в «зону риска» и находится слишком близко к разрезу. Поэтому квартиры жителям Розы давали в другом районе Челябинской области — в Копейском городском округе. Большинство согласились, остальным предлагалось вторичное жилье в Коркино. Но из тех, кто уехал, многие вернулись обратно в Коркино. Полученное жилье в других населенных пунктах продавали и приезжали обратно. Как говорится: где родился, там и пригодился. Сейчас под вопросом существование школы и детского сада в Розе, которые находятся в этой же опасной зоне и до сих пор продолжают работать.

Как сегодня обстоят дела с экологической обстановкой в Коркинском районе?

В Коркинский район входят три поселения — Первомайское, Коркинское и Розинское. Последние два расположены фактически на борту разреза. Именно здесь ситуация самая неблагополучная. Пока на разрезе вела работу «Челябинская угольная компания» (ЧУК), а до нее «Челябинскуголь», с пожарами как-то боролись. Иначе бы добывать уголь на шахте и в разрезе было бы невозможно.

Но после того как добыча угля прекратилась, усилились стихийные возгорания. Причем не в нижних, а его боковых пластах. Если дует ветер, то гарь и дым относит в сторону Челябинска. Однако в безветренную погоду вся гарь остается в Коркино и Розе. При сильных перепадах температур разрез «газует», и смог стоит такой, что не видно соседних домов. Естественно, это негативно влияет на здоровье, болеет много детей, пожилых людей. Заниматься спортом на улице (бегать, кататься на велосипеде, коньках или лыжах) затруднительно и опасно, ведь при физических нагрузках легкие начинают работать в полную силу.

Есть ли план рекультивации Коркинского угольного разреза? Откуда взять финансирование?

По последним данным, рекультивация Коркинского угольного разреза оценивается в 30 миллиардов рублей. Понятно, что это большие деньги, даже в сравнении с ежегодными тратами федерального бюджета на различные экологические программы. «Русская медная компания» (РМК) предложила план ликвидации разреза, предусматривающий тушение пожаров и укрепление бортов, засыпку разреза закладочным материалом Томинского ГОКа, который строится в Сосновском районе. В дальнейшем планируется высадка деревьев, которые будут способствовать укреплению бортов разреза. Затем заполнение «чаши» разреза водой. Сразу заполнить угольный разрез водой невозможно, поскольку Коркино и Розу утянет в эту 500-метровую яму.

Читать еще:  Музей сновидений Зигмунда Фрейда, Россия - обзор

Как стал известно «Ленте.ру», акционеры решили ликвидировать работавшую в Коркино «Челябинскую угольную компанию» и выйти из состава учредителей «Промрекультивации», созданной совместно с «Русской медной компанией» специально для ликвидации разреза. Таким образом, все финансовые затраты, как и бремя ответственности перед людьми, ложатся на РМК, которая никогда не имела отношения к коркинской яме.

План рассчитан более чем на 20 лет. Насколько известно из официальных совещаний и средств массовой информации, учрежденное Томинским ГОКом и ЧУКом предприятие «Промрекультивация» должно начать ликвидацию разреза к сентябрю 2019 года. Прежде необходимо провести подготовительные работы, остановить оползневые процессы и тушение пожаров, в чем мы все заинтересованы. Если эту яму бросить еще на полгода, это превратится в настоящее бедствие для населения.

Изначально «Промрекультивация» учреждалась Томинским горно-обогатительным комбинатом (входит в РМК) совместно с «Челябинской угольной компанией», до недавнего времени эксплуатировавшей разрез. Почему ЧУК решила выйти из проекта?

Насколько я знаю, изначально «Промрекультивация» учреждалась на паритетных началах — по 50 процентов у РМК и ЧУК. В частности, каждая компания, так же 50 на 50, должна была обеспечить финансирование на предотвращение оползневых процессов и тушение пожаров. Почему ЧУК отказывается, я не знаю.

В таком случае единственным инвестором остается РМК?

Да. В связи с этим люди опасаются, сможет ли РМК взять на себя все затраты. Но мы очень на это надеемся, потому что никакого другого варианта нам не предлагали. Вопрос с переселением людей, закрытием разреза, его рекультивацией поднимался еще несколько лет назад. Это, естественно, создавало нервозность, люди начали уезжать. Многие вернулись, но никто не знает, что будет дальше. Если разрез будет рекультивирован и мы станем спальным районом Челябинска, это один вариант. Если же все оставят как есть, дело совсем другое, никто не хочет жить возле такого «огнедышащего дракона». Большей части жителей Коркино ехать некуда. Останется только здесь потихоньку существовать.

Как относятся местные депутаты и жители района к плану рекультивации, предложенному «Русской медной компанией»?

Он обсуждался, проводились расширенные совещания, депутатов приглашали на аналог Томинского ГОКа — Михеевский. Экскурсии были и для местных жителей. Здесь в основном живут горняки и шахтеры, у многих профильное образование. Многие понимают, что такое ГОК, что создание комбината не может быть опаснее того, что происходило все эти годы. Сначала было очень много негативной информации. В частности, от движения «Стоп ГОК», распространявшего листовки с нарисованными противогазами и утверждавшего, что мы все здесь умрем (после начала работы Томинского ГОКа). Это определенным образом повлияло на мнение людей. Но вскоре стало понятно, что речь идет о создании современного высокотехнологичного производства, которое, в том числе, дает новые рабочие места. Это вселило в людей уверенность. А главное, что экологические проблемы в Коркино будут решены.

По большому счету, большая часть населения понимает, что рекультивация разреза — единственный вариант спасения нашего района, где проживают 60 тысяч человек. От жителей Челябинска, Коркинского района и соседних территорий составлена петиция на имя президента Российской Федерации, федеральных министров, губернатора Челябинской области с просьбой помочь с рекультивацией разреза. К петиции собрано 100 тысяч подписей. Губернатору Челябинской области письмо уже направлено. Есть, конечно, и те, кто всегда будет «против» любых проектов. Но многие из этих людей в конце 2017 года пришли на ярмарку вакансий РМК, для того чтобы устроиться на работу. Компания предлагала 1,7 тысячи вакансий на своих предприятиях. Насколько мне известно, порядка 400 человек уже трудоустроено.

Источники:

http://neofakty74.livejournal.com/13111.html
http://varandej.livejournal.com/185393.html
http://lenta.ru/articles/2018/02/01/korkinorazrez/

Ссылка на основную публикацию