Каторжные поселения Австралии, Австралия — обзор

История Австралии. Население Австралии. Как начиналась иммиграция в Австралию.

Она появилась благодаря открытию новых земель капитаном Джеймсом Куком — мореплавателем, провозгласившим Новую Голландию (сейчас Австралия) британскими владениями. Вскоре, в 1786 году, было решено сделать восточное побережье Австралии местом ссылок. В следующем году от берегов Англии отплыл «Первый флот» для основания первой в Австралии колонии под названием Новый Южный Уэльс. За ним отправились другие суда, и вскоре в Австралии образовалось множество каторжных поселений.

Восточная Австралия была провозглашена территорией Великобритании в 1770, а первая колония была основана 26 января 1788. По мере того как население Австралии росло, на территории Австралии были основаны шесть самоуправляющихся колоний.

1 января 1901 эти шесть колоний образовали федерацию. С этого времени Австралия сохраняет стабильную демократическую систему управления. Соседями Австралии являются Индонезия, Восточный Тимор и Папуа — Новая Гвинея с севера, Соломоновы острова и Вануату с северо-востока, Новая Зеландия с юго-востока. Кратчайшее расстояние между главным островом Папуа — Новой Гвинеи и материковой Австралией — 150 километров; однако от австралийского острова Бойгу до Папуа — Новой Гвинеи всего 5 километров.

Название «Австралия» происходит от лат. australis, означающего южный. Легенды о «неизвестной южной земле» (terra australis incognita) идут со времен римлян, были общим местом средневековой географии, однако не были основаны на реальном знании. Голландцы использовали этот термин для всех новооткрытых южных земель с 1638.

Название «Australia» стало популярным после опубликования Путешествия в Terra Australis капитана Мэфью Флиндерса. Губернатор Нового Южного Уэльса Макквайри использовал это название в переписке с Англией. В 1817 он рекомендовал это название как официальное. В 1824 Британское адмиралтейство окончательно утвердило это название континента.

Как начиналась иммиграция в Австралию

В Великобритании XVIII век ознаменовался значительными социальными переменами, повлекшими за собой рост уровня преступности. Основной причиной тому была крайняя нужда. Чтобы остановить это, власти издали строгие законы, предусматривающие суровые меры наказания. В начале XIX века смертью наказывались примерно 200 преступлений. «К смерти приговаривают даже за самое мелкое воровство»,- писал один путешественник. Например, одного 11-летнего мальчика повесили за кражу носового платка! Другого мужчину, признали виновным в оскорблении, в краже шелкового кошелька, золотых часов и приблизительно шести фунтов стерлингов. Его приговорили к казни через повешение. Казнь была заменена пожизненной ссылкой. В ту страшную эпоху подобная участь постигла примерно 160 тысяч человек. Женщин, как правило, вместе с их детьми, приговаривали к 7-14 годам каторжных работ.

Однако еще в начале XVIII века власти издали закон, во многих случаях позволявший заменить смертную казнь депортацией в английские колонии в Северной Америке. Вскоре туда, в основном в Виргинию и Мэриленд, на судах стали отправлять до тысячи заключенных в год. Но, объявив себя в 1776 году независимым государством, эти колонии больше не хотели принимать британских преступников. Тогда их стали отправлять в страшные плавучие тюрьмы на реке Темза, но и те были переполнены.

Выход появился благодаря открытию новых земель капитаном Джеймсом Куком. В 1786 году, было решено сделать восточное побережье Австралии местом ссылок. В следующем году от берегов Англии отплыл «Первый флот» для основания первой колонии под названием Новый Южный Уэльс. За ним отправились другие суда, и вскоре в Австралии образовалось множество каторжных поселений, в том числе на острове Норфолк, расположенном на 1 500 километров северо-восточнее Сиднея.

«Многие депортированные в Австралию «преступники» были детьми, не достигшими подросткового возраста»,- пишет Билл Битти в своей книге «Early Australia-With Shame Remembered». Как говорится в этой книге, в одном случае суд приговорил к «пожизненной ссылке в Австралию» семилетнего мальчика.

Первая волна иммиграции в Австралию: основание каторжных колоний.

Вначале этапирование в австралийские колонии было для заключенных, помещенных в сырые и грязные корабельные трюмы, настоящим кошмаром. Сотни умирали в пути, другие — вскоре по прибытии. Много жизней унесла цинга. Но со временем на судах, особенно на тех, которые перевозили заключенных-женщин, появились врачи, благодаря чему уровень смертности значительно снизился. Впоследствии, с усовершенствованием кораблей, время пути сократилось с семи до четырех месяцев, и случаев смерти стало еще меньше.

Еще одну угрозу для жизни представляли кораблекрушения. Британское судно «Амфитрита» спустя пять дней после отплытия из Англии, все еще находясь в пределах видимости с побережья Франции, попало в сильнейший шторм. Нещадно бросаемое волнами в течение двух дней, судно село на мель в километре от берега 31 августа 1883 года в пять часов пополудни.

Однако команда не предприняла никаких попыток для спасения и не спустила на воду спасательные шлюпки. Почему? По одной простой причине: чтобы заключенные — 120 женщин и детей — не сбежали! Через три наполненных ужасом часа судно начало тонуть, и людей стало смывать в море. Большая часть команды и все 120 женщин и детей погибли. В последующие дни на берег выбросило 82 трупа, и среди них был труп матери, прижимавшей к себе свое дитя так крепко, что даже смерть не смогла разлучить их.

Читать еще:  Амфитеатр Аммана, Иордания - обзор

Но надо сказать, что положение некоторых заключенных было не таким уж плохим. Ведь для кого-то в Австралии, по сути, открывались лучшие перспективы, чем на родине. Да, та часть истории Австралии отличалась крайней противоречивостью: она сочетала в себе жестокость и милосердие, смерть и надежду. Свое начало она взяла в Великобритании.

Заселение Австралии: когда смерть желанна.

Губернатор Нового Южного Уэльса, сэр Томас Брисбен, постановил, что самых закоренелых преступников следует отправлять из Нового Южного Уэльса и с Тасмании на остров Норфолк. «Там эти мерзавцы лишатся всякой надежды на возвращение домой»,- сказал он. Сэр Ральф Дарлинг, следующий губернатор, поклялся создать на Норфолке «такие условия, хуже которых только смерть». Так и случилось, особенно во время правления Джона Прайса, губернатора благородного происхождения. Прайс «с убийственной точностью угадывал мысли преступников, и это, вкупе с неукоснительным соблюдением закона, давало ему над каторжниками какую-то мистическую власть». За пение, недостаточно быструю ходьбу или недостаточно усердное толкание воза с камнями каторжник мог получить 50 ударов плетьми или 10 дней пребывания в камере, где находилось до 13 заключенных и где можно было только стоять.

Многие заключенные видели избавление от страданий в смерти. О мятеже, в котором участвовал 31 каторжник (13 из них были приговорены к казни, а 18 помилованы), местный священник писал: «Помилованные горько плакали, а осужденные на смерть не пролили ни слезинки, а благодарили Бога». Священник добавил: «Когда с них сняли кандалы и зачитали смертный приговор, они, опустившись на колени, приняли это как Божью волю. В порыве благодарности осужденные на смерть смиренно целовали своему «избавителю» ноги».

Только священники, как лица духовные и потому неприкосновенные, могли открыто осуждать такое бесчеловечное обращение. «Никакими словами не описать, насколько жестоко обращались с каторжниками,- писал один священник.- То, о чем страшно даже подумать, совершалось с полнейшей безнаказанностью».

История Австралии: проблеск надежды.

С прибытием в 1840-м году на Норфолк капитана Александра Маконоки положение несколько улучшилось. Он ввел новую систему оценок, которая учитывала, насколько исправился каторжник, предполагала поощрения за хорошее поведение и давала ему возможность заработать свободу, накопив определенное число оценок. «Я уверен,- писал Маконоки, что правильными методами можно исправить любого преступника. Интеллектуальные способности человека быстро восстанавливаются, если направлять его мысли в правильное русло, обращаться с ним гуманно и не лишать его надежды».

Реформа Маконоки оказалась настолько эффективной, что впоследствии ее стали широко применять в Англии, Ирландии и Соединенных Штатах. Но вместе с тем своими нововведениями Маконоки нанес сильный удар по самолюбию некоторых влиятельных людей, чьи методы он отверг. Это стоило ему места. После его отъезда жестокое обращение на Норфолке возобновилось, но ненадолго. В 1854 году благодаря священникам остров перестал быть местом каторжных поселений, и ссыльных переправили на Тасманию, в Порт-Артур.

Порт-Артур, особенно в первые годы, тоже внушал людям ужас. Но все же обращение с каторжниками здесь было не таким жестоким, как на Норфолке. Телесное наказание здесь отменили почти полностью еще в 1840 году.

Как писал Иан Брэнд в своей книге «Port Arthur-1830-1877», Джордж Артур, строгий губернатор Тасмании, хотел закрепить за своей колонией репутацию «места с железной дисциплиной». И вместе с тем Артур хотел, чтобы каждый каторжник усвоил, что «хорошее поведение вознаграждается, а плохое — наказывается». Для этого он разделил каторжников на семь категорий, начиная с тех, кому за примерное поведение было обещано досрочное освобождение, и кончая теми, кто был приговорен к самым тяжелым работам в кандалах.

Когда ссылка в Австралию оказывалась благословением

«Для каторжников, за исключением тех, кто был сослан в Порт-Артур, на Норфолк. и в другие подобные места, когда там царили невыносимые условия,- писал Битти,- перспективы на будущее в колонии были намного лучше, чем на родине. Здесь перед каторжниками открывалась возможность зажить лучшей жизнью». И в самом деле, каторжники, получившие досрочное освобождение или отбывшие положенный срок, поняли, что в Австралии их и их семьи ждет лучшая жизнь. Поэтому после освобождения в Англию вернулись лишь единицы.

Губернатор Лаклан Маккуори, горячий защитник освобожденных каторжников, говорил: «Человеку, вышедшему на свободу, никогда не следует напоминать о преступном прошлом и тем более упрекать им; нужно дать ему почувствовать себя полноценным членом общества, который примерным поведением уже искупил свою вину и стал порядочным человеком». Маккуори подкрепил свои слова делами: он выделил освобожденным ссыльным земельные участки, а также дал им некоторых заключенных в помощь на поле и по хозяйству.

Со временем многие трудолюбивые и предприимчивые бывшие каторжники стали зажиточными и уважаемыми, а в некоторых случаях даже знаменитыми людьми. Например, Сэмюэл Лайтфут основал первые в Сиднее и Хобарте больницы. Уильям Редферн стал всеми уважаемым врачом, а Фрэнсису Гринуэю австралийцы обязаны многими архитектурными сооружениями в Сиднее и его окрестностях.

Наконец, в 1868 году, спустя 80 лет, Австралия перестала быть местом ссылок. Современное общество этой страны ничем не напоминает о тех страшных годах. Частично сохранившиеся каторжные поселения представляют только исторический интерес. Сохранились и менее ужасающие свидетельства той эпохи: мосты, здания и церкви, построенные каторжниками. Некоторые из них находятся в прекрасном состоянии и используются и по сей день.

Читать еще:  Река Ганг, Индия - обзор

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • «Серебряный век» русской поэзии (69)
  • Алины сказки (26)
  • Афоризмы и цитаты (58)
  • Велика страна моя родная (110)
  • Взгляд (781)
  • Коррупция. Оппозиция и НКО (169)
  • Видеоклипы (747)
  • Видеоролики (217)
  • Графомания (54)
  • Всячина отсебятина (35)
  • ЖЗЛ (241)
  • Живопись (591)
  • Графика (6)
  • В жанре НЮ (4)
  • Иллюстрации (82)
  • Наив (1)
  • Неоэкспрессионизм (4)
  • Реализм. Классика. (11)
  • Сюрреализм (25)
  • Фэнтези (7)
  • Эротика (6)
  • Жить без любви, конечно, можно. (26)
  • Интернет (30)
  • Искусство (204)
  • Кинофильмы (64)
  • Танец (24)
  • Театр (45)
  • История (818)
  • Альтернативная история (18)
  • Древний мир (114)
  • Личности (314)
  • История и современность (137)
  • Культура и антикультура (43)
  • Мода и стиль (5)
  • Легенды и мифы (247)
  • Славянский мир (54)
  • Литература и публицистика (339)
  • О поэтах и писателях (171)
  • Музыка и песня (657)
  • Музыкальная классика (129)
  • Мультфильмы (62)
  • На мировой арене (719)
  • Зарубежье (296)
  • Наука (4)
  • Поэзия (248)
  • Природа (35)
  • Противостояние (262)
  • Психология, философия (191)
  • Социология (28)
  • Размышлизмы (185)
  • Религия, мистика, суеверия (57)
  • Реплика (192)
  • Рубрики дневника А.М.К (3)
  • Рубрики Дневника А.М.К. (1)
  • Сказки и о сказках (52)
  • Схемы (13)
  • Экономика, политика и аналитика (949)
  • На злобу дня. Новости. (292)
  • О политике с юмором (47)
  • Эротика в искусстве (4)
  • Это было однажды. (121)
  • Притча (30)
  • Это интересно (119)
  • Юмор, сатира, сарказм (384)
  • Анекдоты (34)
  • Язык и речь (67)
  • Этимология (40)

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

Каторжники — первые поселенцы Австралии

Каторжники — первые поселенцы Австралии. Голландцы быстро убедились, что новооткрытый материк — скудная и безводная земля с малочисленным населением. Австралийские аборигены не знали железа, земледелия и скотоводства. Большинство их племен в своем развитии не отличалось от людей каменного века, а торговля с ними не обещала никакой прибыли.

Австралия: кто под нами вверх ногами? Экватор делит нашу планету на два полушария — Северное и Южное. В прошлом люди считали, что в Южном полушарии должен находиться материк, который уравновешивает Землю. Этот еще не открытый материк называли Терра австралис инкогнита — «неведомая южная земля». Еще не зная о законе всемирного тяготения, кое-кто предполагал, что на этом материке все жители должны ходить вверх ногами — раз уж их земля расположена на противоположной стороне земного шара.

В 17 веке многие отважные капитаны достигали берегов Австралии. Но ни один из них не предполагал, что перед ними — новый континент.

Континент — это крупный участок земной коры, омываемый со всех сторон океаном. Термин «континент» имеет латинское происхождение и в дословном переводе означает – непрерывный, обширный. Геологи вкладывают в понятие «континент» не только сушу, но и скрывающуюся под водой материковую окраину, а также шельф вместе с располагающимися на нем островами. Очертания континентов из-за перемещений земной коры изменчивы, хотя в пределах одной человеческой жизни они и незаметны.

Если же на эти изменения посмотреть с точки зрения геологического времени, исчисляемого десятками, а то и сотнями миллионов лет, станет понятно, что на месте большинства нынешних континентов раньше простирались бескрайние морские глади…

В качестве синонима слова «континент» часто используются термины «материк» и «часть света». Исторически все эти понятия шли рука об руку, поэтому четкого разделения между ними нет.

А когда англичане объявили Австралию своей колонией, они стали использовать австралийское побережье, чтобы ссылать туда преступников, приговоренных к каторжным работам.

Коренное население материка счастливо прожило на своей земле приблизительно 50000 лет. Это столкновение культур неизбежно привело к многочисленным конфликтам и удивительным событиям в последующие годы.

Австралия каторжная

Далекая и бескрайняя Австралия стала для Британии прекрасным вместительным чуланом, куда можно запихнуть массу барахла – хотя бы на время. Между 1787 и 1852 на этот край земли были сосланы около 148 тысяч заключенных Её Величества. Большинство из них – за имущественные преступления, попросту говоря – кражи.

Уже на корабле пассажиров сортировали. Немногочисленных джентльменов, то есть людей высших сословий, обычно сразу по прибытию отпускали. Также «вольную» получали те, кто обладал какими-нибудь талантами или просто имел деньги. Остальных отправляли на общественную службу, причем самым неблагонадежным преступникам светила Тасмания, где находилась мрачная тюрьма Порт-Артур. Таким образом, судьба заключенного зависела не столько от тяжести содеянного, сколько от его умений и личных качеств.

Так, художник Джон Эйр, сосланный за кражу, отбывал срок в должности рисовальщика дорожных и прочих знаков, а в свободное время запечатлевал окружавшие его пейзажи. Работы Джона Эйра были впервые опубликованы уже в 1808 году.

Джон Эйр. Вид на Сидней

Главным принципом, по которому работали австралийские штрафные колонии, была идея превращения преступников старого мира в тружеников нового. Тюрьмой Австралия была лишь условно: роль решеток здесь с успехом выполняли океан и буш, а внутри колоний заключенные могли передвигаться свободно. Поселения, в том числе будущий Сидней, ничем не отличались от обычных, какие строятся свободными людьми ради собственного интереса. Никакой специальной формы каторжники не носили, так что случайный гость едва ли отличил бы преступника от честного человека. Даже слово «заключенный» старательно избегалось – вместо него использовались политкорректные government man или assigned servant. Бывших каторжников тоже называли аккуратно: settler, freed man, Emancipist.

Читать еще:  Пещерный храм Лунмэнь, Китай - обзор

Этот рисунок, изображающий каторжников, был сделан в 1790-е художником по имени Juan Ravenet, участником испанской научной экспедиции.

Городки, где жили каторжники, были хоть и медленно растущими, но вполне самостоятельными и, по меркам того времени, индустриальными. Там варили свое пиво, обрабатывали древесину, сушили соль, формовали кирпичи и мололи муку. Но специфика населения не могла не сказаться на облике колоний. Общество было по преимуществу мужским (на одну ссыльную женщину приходилось семь ссыльных мужчин) и весьма брутальным. Здесь говорили на воровском жаргоне, а основными ценностями были азартные игры, выпивка, драки и петушиные бои. Впрочем, к 1819 люди стали приобщаться и к традиционным английским развлечениям вроде музыкальных вечеров, скачек, крикета и пикников, а со временем появились даже свои театры.

Большинство сосланных британцев попадали в объятия приписной системы, по которой каждый из них приставлялся к свободному поселенцу в качестве слуги. Дальше жизнь каторжника зависела от его хозяина: если тот был зажиточным – заключенный вдоволь ел и пил, если бедным – был вынужден делить с ним дополнительные тяготы. Тем не менее, многие преступники в Австралии ели больше и работали меньше, чем рабочие в Англии. Конечно, хозяева не платили своим «рабам» денег, но были обязаны кормить их, одевать и обеспечивать жильем. А если у «приписного» слуги оставалось свободное время, он мог соврешенно легально подработать у другого хозяина – на этот раз за звонкую монету.

На картине ниже, изображающей поселение Порт-Джексон в 1821 году, заключенные работают во дворе хозяйского дома.

Среди ссыльных находилось немало тех, кто всячески отлынивал от исцеляющего труда, пользуясь относительной свободой, – ведь на родине главными качествами вора были хитрость, ловкость и умение жить припеваючи, ничего не делая. Одни сказывались больными, напивались в лоскуты, сбегали из поселения (с острова куда денешься?), другие просто демонстрировали неповиновение. В таких случаях допускались физические наказания, но решение «бить или не бить» мог принимать только магистрат, а непосредственным экзекутором был специально уполномоченный человек с плеткой о девяти хвостах.

Другой головной болью администрации, кроме саботажников, были ирландцы, у которых склонность к мятежам, кажется, заложена генетически. Участь ссыльных ирландцев, осужденных в основном за политические преступления, была незавидной: другие зеки воспринимали их как чужаков, отщепенцев, людей иной культуры. Кроме того, католическая церковь находилась в колониях вне закона. Только к 1820 Британия дала добро и прислала в Австралию двух католических священников, обеспечив их жалованьем. Так что британское правительство не удивилось, когда в 1804 году ирландские каторжники подняли восстание в Касл-Хилле (Новый Южный Уэльс), планируя захватить Параматту и Сидней. Восстание было подавлено, 15 участников застрелены, девять повешены, а остальные высечены или наказаны иными способами.

Как бы то ни было, многие заключенные с радостью принимали возможность исправиться либо по своей природе и не были преступниками, оступившись случайно. Если каторжник вел себя хорошо, его могли освободить досрочно. Некоторые, накопив на билет, возвращались на родину, но многие все-таки оставались. Каждому полагалось 12 гектаров земли (плюс восемь на жену и четыре на ребенка), а также новый заключенный в качестве слуги. Наверное, в тот момент, когда бывший зек получал такого слугу, он чувствовал себя отмщенным 🙂 Так или иначе, наступала свободная жизнь, и эта жизнь давала массу шансов на процветание. Показательна история одного из ссыльных, осужденного за кражу тканей. Отбыв срок, он открыл свое дело и в конце концов стал крупнейшим в колониях торговцем. Занимался он ничем иным, как производством тканей. Карма, однако!

Некоторые современники (среди них были и государственные деятели) считали приписную систему неэффективной и негуманной. Но факт остается фактом: большинство тех, кто отбыл свой срок и, освободившись, остался в Австралии, бросали преступную жизнь. Система работала – не без сбоев, но работала.

Любопытна история Мэри Риби, урожденной Хейдок, которая стала первой в Австралии «бизнесвумен». В тринадатилетнем возрасте шустрая Мэри, переодетая в мальчика, была арестована за конокрадство и сослана на семь лет в Новый Южный Уэльс. В колонии она, как и многие другие женщины, работала нянькой у своего «хозяина по распределению», а в 17 лет вышла замуж за молодого ирландского торговца. Овдовев к 34 годам с семью детьми на руках, Мэри продолжила бизнес мужа – содержала гостиницу, занималась фермерством и торговлей, была судовладелицей. В возрасте за 40 преуспевающая вдова вернулась в Англию триумфаторшей, олицетворяя собой идею превращения из каторжника в честного человека. В Австралии она была судима только один раз: за оскорбление действием, нанесенное одному из ее кредиторов.

Вот такая бойкая старушка.

А восхищенные потомки изобразили ее на 20-долларовой банкноте:

По материалам книги The story of the Australian people / Horne, Donald.
Иллюстрации взяты из архива библиотеки штата Новый Южный Уэльс.

Источники:

http://www.imcl.ru/australia/070401_history.php
http://www.liveinternet.ru/users/stefaniia-stefa/post448788310/
http://melbaa.livejournal.com/102698.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector