Медресе Шир-Дор, Узбекистан — обзор

Медресе Шер-Дор

Среди городов мира Самарканд – один из древнейших. Его история насчитывает более 2500 лет. Город был современником Александра Македонского, Арабского халифата, Чингиз-хана. Его не смогли погубить ни многочисленные разрушения, ни пожарища. Город вновь возрождался, рос и становился столицей крупных среднеазиатских государств. Неудивительно, что в Самарканде сохранилось до наших дней достаточно много памятников архитектуры, имеющих отношение к разным эпохам. Например, такие, как мавзолей Биби-Ханым, обсерватория Улугбека, древнее городище Афрасиаб и др. Среди них медресе Шер-Дор занимает особое место.

Первым построили Шер-Дор. Его название можно перевести как «со львами», «обитель львов», «львиное медресе». Работы начались в 1619 г. и продолжались 17 лет, завершившись в 1636 г. Автор проекта был зодчий-бухарец Абдул Джаббар. Здание возвели на месте ханаки – обители дервишей-суфиев, появившейся еще при Улугбеке и успевшей превратиться в руины.

Монументальность, изящный рисунок мозаики, гармония больших и малых форм, четкость симметрии – все это ставит Шep-Дор в один ряд с величайшими архитектурными памятниками города. По легкости, красоте изразцовой отделки медресе не имеет себе равных в Самарканде. Высота его минаретов достигает почти 40 м, купол поднимается на 28 м.

Во времена строительства медресе уже начиналась эпоха упадка Самарканда, но изучение Шер-Дора позволяет говорить о высоком уровне мастерства строителей и художников. Здание поставлено на одной оси с медресе Улугбека. По углам главного фасада расположены минареты. На каждой из сторон портальной арки изображено мозаичное изображение солнца с человеческим лицом и льва, догоняющего лань. Именно в честь этой картинки здание и получило свое название. В отделке господствует резная изразцовая мозаика. На портале изображены символы власти в Самарканде — барсы с солнцем на спине.

Внутреннее убранство медресе традиционно для культовых сооружений Средней Азии и Ирана. Теневые лоджии, ковровая мозаика. Предпочтение отдано синему цвету. Особый интерес представляет тимпан над большой портальной аркой – тигроподобный лев золотисто-охристого цвета устремляется за белой ланью. В форме белого диска с раскосыми миндалевидными глазами изображено солнце. Лик его окаймлен золотистым сиянием. Вся эта композиция представлена на синем фоне со спиралеобразными побегами бирюзовых и золотистых тонов и с разбросанными по полю белыми цветами. Изображения людей и животных характерны для персидской культуры, которая на тот момент была господствующей в государствах Средней Азии.

Некоторые исследователи обнаруживают сходство мотивов росписи с древними зороастрийскими канонами. Например, это объясняет появление свастики в орнаменте; кроме того, по одной из гипотез, тигро-львы на орнаменте – это аллегорическое изображение душ, выходящих из тела после смерти, как в авестийских религиозных гимнах. А преследование лани хищником — аналогичная аллегория неизбежной смерти.

Майоликовые изразцы до сих пор сохраняют качество глазури и цвет. На стенах медресе Шер-Дор всюду запечатлены цитаты из Корана. Однако и тут правитель Самарканда не преминул прославить себя. Среди священных текстов начертано хвалебное посвящение в его честь, причем не на арабском, языке мудрецов, а на фарси, на котором говорили подданные. Оно гласит: «Военачальник, полководец, справедливый Ялангтуш! Если прилетела стрела, восхваляющая его совершенство, – это изящный язык, полный жемчуга. Годами не достигнет высокой вершины его портала мощью и усердием искусных крыльев орел ума. Веками не дойдет верха запретных его минаретов искусный акробат мысли по канату фантазии. Когда архитектор точной правильности воздвиг изгиб арки портала, небеса, приняв ее за новую луну, прикусили палец от удивления. Так как Ялангтуш-Бахадур был основателем ее, то получается счисление года его постройки Ялангтуш-Бахадур». Есть и более скромная надпись белыми буквами на черном фоне: «Абдул Джаббар, зодчий, трудом и фантазией которого воплощены в камне и цвете замыслы Ялангтуша». Ворота украшает надпись, сделанная на арабском языке куфическим шрифтом: «Аллах всемогущ!».

Читать еще:  Лифт ду Карму, Португалия - обзор

Вторым по воле Ялангтуша было построено медресе Тилля Кори (1646— 1660 гг.), или Усыпанное золотом. Оно замыкает площадь Регистан с северной стороны. Строительство Тилля Кори началось спустя десять лет после Шер-Дор, но Ялангтуш скончался, не увидев его завершения.

Этот памятник входит в уникальный ансамбль площади Регистан. В XIV—XVII вв. Регистан являлся как торговым и ремесленным, так и культурным центром города. Именно здесь в 1417-1420 гг. Улугбек возвел свое медресе, где сам преподавал астрономию. Спустя два столетия, уже после распада государства Тимуридов и переноса столицы в Бухару, самаркандский эмир Бахадур Ялангтуш решил поставить еще два медресе на площади Регистан. Как свидетельствуют хронисты, после удачных набегов на Восточную Персию и Северный Афганистан, Ялангтуш-Бахадур «стал помышлять о спасении своей души, окружил себя людьми благочестивыми и шейхами». По рекомендации духовенства он и воздвиг несколько красивых зданий, в том числе и эти два медресе.

Шер-Дор внешне очень напоминает первое здание ансамбля – медресе Улугбека. Сооружение почти зеркально (стиль кош) копировало фасад старого здания, расположенного напротив. Однако пропорции его были нарочито огрублены и приземлены. Это отвечало новому вкусу современников. «Ялангтуш соорудил такую мадрасу, что земля доведена им до зенита неба — это знамя их взаимного украшения» – так по повелению заказчика было начертано арабской вязью на портале.

Судьба Шер-Дор оказалась плачевной. Причина в нарушении пропорций, сделанном по требованию эмира. Непомерно большие размеры купола привели к тому, что уже через несколько десятков лет здание стало обваливаться. Время от времени его реставрировали и обновляли, однако по мере упадка Самарканда это происходило все реже. К концу XIX в. медресе стояло почти заброшенным, а в 20-х гг. XX в. в нем обитали бродячие собаки. Но в конце 40-х – начале 50-х гг. началась реставрация этого любопытного памятника реставраторами. Были укреплены стены и купол, приведены в порядок мозаики, причем изразцы для них изготовлялись по древним технологиям. Особое внимание уделили мозаикам главного портала. Рисунок почти полностью стерся, а снизу уже невозможно было различить ни львов, ни ланей, ни солнца.

Реставраторы спасли мозаики от дальнейшего разрушения. Целый год велись исследовательские работы на строительных лесах, в архивах и за чертежной доской.
Собирались отдельные фрагменты на площади около 100 кв. м. Наконец, осенью 1962 г. реставрацию закончили. Медресе предстало в прежнем великолепии своей многоцветной майолики. «Львы вновь преследуют быстроногих ланей, а лик солнца скривил губы в улыбке. » — писали по этому поводу самаркандские газеты.

Великолепный самаркандский ансамбль трех медресе, главное из которых Шер-Дор, является уникальным примером искусства градостроительства. Он представляет собой один из немногочисденных сохранившихся до наших дней образцов архитектурного оформления главной площади средневекового персидского города.

Медресе Шердор

Это здание входит в часть знаменитого самаркандского архитектурного ансамбля на площади Регистан. Название буквально переводится как «со львами» и родилось из внешнего облика фасада этого культурного и образовательного мусульманского учреждения. В ансамбль также входят еще два медресе – Улугбека и Тилля-Кари, построенные в разное время.

Читать еще:  Фото галерея: Наследие архитектуры Барокко - сохранившиеся здания - обзор

История медресе

Датой начала строительства, которое началось по велению тогдашнего хакима Самарканда Ялангтуша-бий Баходура, называют 1619 год. Само строительство столь грандиозного сооружения длилось 16-17 лет. Великолепное медресе Улугбека к тому времени украшало Регистан уже около двухсот лет, как и находящаяся прямо напротив него одноименная ханака. Баходур решил, что ханака уже давно устарела и только портит вид площади. А задуманное новое здание должно было если не затмить постройку Улугбека, то, по крайней мере, сравняться с ней по красоте и величию.


Таким образом, медресе Шердор возникло прямо напротив медресе Улугбека в архитектурном приеме «кош» («парное» или «двойное»), что было традиционным приемом национального зодчества. Основанием зданию послужила старинная ханака. Архитектор Абдулла Джаббар даже постарался отразить, как в зеркале, сооружение середины 15-го века, однако ему это не очень удалось. По идее, высота двух зданий должна была быть одинаковой. Однако с 1424 года уровень Регистана поднялся, и пропорции во имя задуманного пришлось исказить. В итоге Шердор хотя и возвышается на том же уровне, что и противоположное ему здание, однако высота стен его меньше.

За свою жизнь постройка слегка обветшала, в начале 19 века пострадала от сильного землетрясения, которое разрушило и множество других зданий. Однако в советское время реставраторы и архитекторы трудились над ним несколько десятилетий. Восстановили минареты, кирпичный свод, освежили декор фасада. В настоящее время Шердор в Самарканде по праву считается одним из красивейших достопримечательностей .

Медресе Шердор (Самарканд, Узбекистан): описание и особенности

Официально сооружение назвали по имени «инвестора» — Ялангтуша-бий Баходура. Однако люди называли его по-своему – «со львами», и именно это имя дошло до наших дней.

А родилось оно из-за узора на фасаде главного портала. По углам от высокой входной арки изображены два свирепых золотых животных с оскаленной пастью. На самом деле, они не очень похожи на львов, скорее, больше на тигров, однако молва окрестила их именно львами. На спинах у зверей – восходящее солнце. Сегодня этот фрагмент узнаваем любым узбекистанцем, так как изображен на одной из национальных банкнот достоинством 200 сум.

В этом образовательном учреждении в свое время учились суфий Накшбанди и философ Шигабутдин Маржани – это одни из известнейших в исламском мире ученых. Просветительская деятельность шла здесь почти 300 лет – до прихода в 1920 году советской власти. С тех пор Шердор использовался только в качестве музейной достопримечательности.

Архитектура медресе

Постройка сделана в традиционной архитектуре 15-16 веков. Площадь ее – около 4000 кв. метров. В качестве входной группы – арка высотой больше 30 метров. Из-за портала видны два голубых купола. По краям от входа расположены высокие стройные минареты.

Внутри есть традиционный двор, по периметру которого расположены худжры – комнаты для проживания студентов. По числу их 48, что не так много для солидного образовательного учреждения. Под правым от входа куполом находится усыпальница, но кто захоронен – неизвестно, данные не найдены. Под левым куполом – классная комната, которую также использовали как мечеть. В дальних от портала углах – лекционные аудитории.

Интересен декор фасада и студенческих келий. В нем использовалась удивительной красоты майолика, роспись в технике «кундаль» (многослойная, многоцветная и с позолотой) с растительными элементами.

Читать еще:  Атолл Фангатоуфа, Франция - обзор

МЕДРЕСЕ ШЕР-ДОР

По приказу Ялангтуша Бахадура на месте, где ранее находилась ханака Улугбека, представлявшая собой в XVII веке громадную руину, начинается строительство большого медресе «Ялангтуша», позднее переименованного в Шер-Дор, что в переводе означает «декорированное львами». Здание строилось 17 лет (1619-1636 гг.). Медресе стоит строго на оси медресе Улугбека, зеркально повторяя его фасад. Почти те же размеры, та же схема портала со стрельчатыми сводами, стройные минареты, соединяющие их с порталом отрезки стен, над которыми поднимаются на барабанах рубчатые купола.

Медресе сохранило имя зодчего, начертанное белыми буквами в небольшом черном медальоне – «Абдулджаббар – зодчий». Это имя несомненно заслуживает памяти потомства. Повторив фасадную схему медресе Улугбека, Абдулджаббар подошел к строительству медресе с применением более развитых методов строительства и сумел придать архитектурному образу медресе индивидуальное звучание (высотные пропорции медресе Улугбека были искажены ко времени строительства медресе Шер-Дор. Это было вызвано тем, что за два столетия уровень земли повысился почти на два метра в результате культурных наслоений.). План медресе Шер-Дор в основных чертах сходен с медресе Улугбека: двор обведен двумя этажами худжр для учащихся с общим числом 54, здесь нет зимней мечети и всего две дарсханы – лекционные залы, расположенные по главному фасаду. С противоположной стороны – две комнаты – худжры для преподавателей. Углы восточного фасада фланкируют не стройные минареты, а массивные башенки. Боковые фасады не имеют порталов.

В архитектурном декоре медресе Шер-Дор применены облицовки из глазурованного кирпича, наборные резные мозаики, мраморные плиты. Все это сделано с большим вкусом, на очень высоком уровне технического выполнения. Вместо труднейшей работы по нанесению на ганчевую смазку стены или свода отдельных элементов набора, Абдулджаббар применяет крупные облицовочные плиты, орнаменты которых предварительно набирались в прямоугольные рамы, заливались с тыльной стороны, а затем уже примораживались на месте целыми блоками. Орнаменты покрывают сплошь все архитектурные поверхности. На них развертываются то крупные геометрические и эпиграфические узоры, то очень тонко проработанные мотивы гибких побегов и цветов или замысловатая вязь надписей почерка сульс. Особенно оригинальна главная арка. В каждом из тимпанов на фоне растительных сплетений дано изображение тигроподобного хищника, преследующего лань, и лик восходящего солнца, выглядывающего из-за спины хищника. По этим мозаикам медресе Ялангтуша получило свое название – «Шер-Дор».

Декоративное оформление двора столь же богато и гармонично, как на фасадах. Особенно хороши здесь мозаичные панно с фигурными вазами и пышными букетами цветов и изразцовые сталактиты в сводах айванов. Поэт Мавлано Ширходжа сложил стихи, начертанные на медресе, в которых в выспренних выражениях восхваляется Ялангтуш Бахадур: «Он соорудил такое медресе, что земля доведена была им до зенита неба – это знамя взаимного их украшения. Годами не достигнет высокой вершины его портала гордый орел ума мощью и усердием искусных крыльев. Веками не достигнет верха запретных его минаретов искуснейший акробат мысли по канату фантазии. Когда архитектор точной правильности воздвиг изгиб арки портала, небеса, приняв его за новую луну, прикусили палец удивления…»

Кроме имени Абдулджаббара медресе сохранило также скромно начертанное имя резчика по камню, который в надписи, восхваляющей ответственного за строительство Ишана-Вали, уничижительно именует себя «прах собак дагбитских – Хасан-самаркандец».

Так же как и в медресе Улугбека, в медресе Шер-Дор были проведены большие реставрационные работы: смонтированы худжры, исправлена верхняя часть портальной арки, заново нанесена облицовка на оба минарета.

читать далее…>>> медресе Тилля-Кари

Источники:

http://www.kultoboz.ru/sher-dor
http://traveluzb.com/dostoprimechatelnosti/samarkand/medrese-sherdor/
http://alsamarkand.com/sher-dor/

Ссылка на основную публикацию