Монастырь Эрдэни-Дзу, Монголия — обзор

Монастырь Эрдэнэ-Зуу

Буддийский монастырь Эрдэнэ-Зуу (монг. Сотня сокровищ) — один из самых древних, дошедших до наших дней монастырей Монголии и один из крупнейших средневековых буддистских монастырей в мире. Он был возведён в 1585 г. на личные средства влиятельного князя Халхи Абтай-хана на месте грозной столицы Монгольской империи 13 века — Каракорума, основанной Чингисханом в 1220 г. При строительстве монастырского комплекса использовались материалы с пожарищ и развалин Каракорума.

Первоначальное название монастыря звучало как Эрдэнэ-Зуугийн сүм — «Храм драгоценного владыки» (Будды).

Располагается Эрдэнэ-Зуу юго-восточнее Улан-Батора в долине реки Орхон в Хархорине. К 1792 г. монастырь насчитывал 62 храма, а всего в монастырском комплексе жили около 10 тыс. монахов. Сегодня монастырь представляет собой ансамбль из 17 храмов, из которых действует только один — храм Лавран, по виду очень напоминающий тибетские храмы. В целом архитектура комплекса сочетает монгольский, тибетский и китайский мотивы зодчества.

Центральные фигуры ансамбля монастыря Эрдэнэ-Зуу — три храма, ориентированные фасадами на восток и символизирующие три этапа жизни Будды: двухэтажный храм Их-Зуу (Гол-зуу) в центре и одноэтажные храмы с двухъярусной крышей Барун-Зуу (Баруун-зуу) и Дзуун-Зуу (Зччн-зуу) по бокам.

Весь комплекс площадью 420 х 420 м окружает стена с 108 субурганами, монгольскими культовыми сооружениями, гробницами лам и хранилищами реликвий (число 108 сакрально для буддистов), а внутри на высоком постаменте располагается Боди-субурган (Священный субурган). Летописи свидетельствуют, что при постройке внутрь него было заложено 100 тыс. различных бурханов, 55 тыс. изображений боди-субурганов, плюс мощи буддистских святых.

Когда-то на территории монастыря размещалось свыше 60 больших и малых кумирен (молелен) ,а в его лучшие времена в округе проживало до 10 тыс. лам. Центральная площадка монастыря Эрдэнэ-Зуу вымощена каменными плитами и называется Площадью Счастья и Благоденствия (Лхундубдэченлин). Здесь, по преданию, стояла юрта Абатай-хана, а её название — это старинное название монастыря, данное ему Далай-ламой III; оно переводится с тибетского как «место самовозникшего великого блаженства». К числу реликвий монастыря, переданных Далай-ламой в дар хану Абатаю, относятся статуя Будды Ихэ-Дзу с мощами Будды Шакьямуни, позолоченная статуя буддийского святого Падмасамбхавы 17 века, 8 бодхисаттв, 7 будд-врачевателей и многое другое.

В конце 1930-х монастырь был закрыт, а храмы частично разрушены. Его восстановлению помог визит в МНР в 1944 г. вице-президента США Г.Э. Уоллеса, сопровождаемого Н. К. Рерихом. Немалую роль в этом сыграл И.В. Сталин, настоявший перед монгольским руководителем Чойбалсаном в экстренной реконструкции старинного монастыря. В 1947 г. в его стенах открылся Монгольский национальный исторический музей, буддийские службы не осуществлялись до 1990 г.

Чуть севернее монастыря Эрдэнэ-Зуу располагается знаменитая каменная скульптура огромной черепахи — памятник древнего Каракорума. Не менее известна и другая скульптура близ стен монастыря — каменный фаллос высотой около метра. Легенды наделяют его силой восстанавливать женское здоровье для наступления долгожданной беременности. По более официальной версии эта скульптура была поставлена здесь в назидание монахам — указывая на храм, она была призвана научить их укрощать плоть молитвами, а не посещать близлежащие селения для удовлетворения греховных потребностей.

В 2004 г. ЮНЕСКО объявил монастырь Объектом Всемирного наследия.

Как добраться

Находится монастырь на окраине города Хархорин в виде огромного квадрата, огороженного каменным забором со ступами (субурганами). С июля по сентябрь в Хархорин можно долететь из Улан-Батора на самолёте, круглый год из столицы сюда ходят автобусы (время следования — 7 – 8 часов).

Эрдэни-Дзу (монг. Эрдэнэ-Зуу хийд; Эрдэнэзуу; тиб.: e-rde-ni jo-bo) — частично действующий буддийский монастырь в Монголии. Все сохранившиеся храмы, за исключением одного, используются как музей и представителям религии не принадлежат. Расположен в аймаке Уверхангай на правом берегу Орхона на окраине города Хархорин. Первый стационарный буддийский монастырь на территории Халхи, крупнейший религиозный, культурный и политический центр средневековой Монголии.

В сочинении ламы Эрдэнипэла (предположительно датируемом 1939 годом, сохранился только русский перевод, монгольский оригинал утрачен) история монастыря возводится ко времени Уйгурского каганата. Этот лама в своем сочинении приводит точку зрения, состоящую в том, что когда в Монголии жили уйгуры, хан уйгуров Богучар в столице Уйгурского каганата Хара-Балгасуне на Орхоне воздвиг статую будды Эрдэни-Дзу. Ханша Байбалык также воздвигла в Баин-Балгасуне на реке Селенге ещё одну статую Эрдэни-Дзу. Статую Эрдэни-Дзу, воздвигнутую Богучаром, монгольский великий хан Угэдэй привёз в город Каракорум (современный Хархорин располагается немного юго-западнее Каракорума), столицу Монгольской империи, реставрировал и поместил в новом храме. Впоследствии хан Тогон-Тэмур, прибыв из Пекина в Монголию, обновил статую в Каракоруме. Через несколько столетий храмы пришли в ветхость и запустение. Они уже почти совсем исчезли, когда Абатай-Тушэту-хан, следуя повелению Далай-ламы III Сонамом Гьяцо в год огненной собаки тринадцатого цикла (1585) привёз из города Хух-Хото (современной столицы Внутренней Монголии) мастеров, которые реконструировали храмы Эрдэни-Дзу и построили новые.

Эрдэни-Дзу при Абатае

Через 8 лет после путешествия халхаского Абатай-хана в Хух-Хото для встречи с Далай-ламой III Сонамом Гьяцо с благословения последнего в 1585 году в южной части древней монгольской столицы Каракорума было начато строительство нового монастыря. Три храма, строившихся на личные средства Абатая и посвящённые трём периодам жизни Будды: юности, моменту поворота Колеса Учения и преклонным годам, были завершены уже на следующий год; сразу после этого каменотёсы и зодчие построили от своего имени несколько сумэ, получивших название «Гэгэновских». В этом же году один из чиновников Абатая воздвиг в монастыре несколько субурганов и небольших храмов.

Сам Далай-лама III не прибыл на освящение монастыря лично, однако направил в Халху сакьяского ламу Лодой Ньингпо (Гоминансо) с семью сопровождающими, который и совершил ритуал освящения в 1587 году. Позже Далай-лама III отправил в монастырь ламу Шиддиту-Гуши-Цорджи с тем, чтобы он стал первым настоятелем (цорджи) Эрдэни-Дзу.

Монастырь, созданный главным образом на средства Абатая, стал считаться родовым монастырём Тушэту-ханов. После смерти Абатая его сын и наследник Эрэхэй построил в Эрдэни-Дзу ещё несколько небольших храмов и субурганов.

Читать еще:  Подъемный мост Слауэрхоф, Нидерланды - обзор

Первоначально название монастырю дал сам Абатай-хан. Оно звучало как монг. Эрдэнэ-Зуугийн сүм («Храм драгоценного владыки» (Будды)), то есть своё название монастырь получил в честь статуи Будды, в которую были вложены переданные Далай-ламой III мощи Шакьямуни. Когда же Абатай-хан испросил у Далай-ламы III официальное название для нового храма, тот получил имя Лхундубдэченлинг — «Место самовозникшего великого блаженства».

Главные реликвии монастыря

Для этого монастыря Далай-лама передал Абатай-хану ряд статуй-реликвий:
Будда Ихэ-Дзу, статуя, содержащая мощи Будды Шакьямуни;
Будда Амитабха;
Семь будд-врачевателей;
Восемь бодхисаттв;
Лопон Падмасамбхава, проповедник Ваджраяны в Тибете и основатель школы ньингма;
Сакья-пандита Кюнга Гьялцен, при котором начались первые контакты тибетского духовенства с монголами;
Карма-багши, один из первых проповедников Ваджраяны в старом Каракоруме;
Пагба-лама, наставник юаньского императора Хубилая, первый из удостоившихся титула Далай-ламы;
Шестнадцать архатов;
Четыре махараджи, т. н. стражи сторон света;
Тысяча будд благой кальпы;
Махакала Панджара (Гомбо-Гуру; монг. Гомбогүр), покровитель монастыря Сакья и вновь отстроенного Эрдэни-Дзу.

Эрдэни-Дзу при Дзанабадзаре

Внук Эрэхэя Дзанабадзар часто посещал Эрдэни-Дзу и соседний с ним монастырь Шанх, проводя в нём долгое время за изучением книг и практикой ритуалов. Однако после своего визита в 1649—1653 годах в Тибет к Панчен-ламе IV и Далай-ламе V прибывшие вместе с ним в Халху ламы-гелугпинцы убедили его дистанцироваться от школы сакья и не жить больше в её монастыре, поэтому вскоре его отец Тушэту-хан Гомбодорж вместе с другими халхаскими князьями выстроили для него новый храм-жилище Товхон-хийд за стенами Эрдэни-Дзу на горе Шивэт-Уул, а затем и крупный кочевой монастырь, ставший впоследствии новой монгольской столицей.

Проживая главным образом в Товхон-хийде, Дзанабадзар всё же иногда посещал Эрдэни-Дзу. Так, в 1658 году он впервые провёл здесь церемонию Майдари-хурал, а также утвердил Гомбо-Гуру в качестве божества-охранителя монастыря. Помимо этого, им был введён обычай ежедневно преподносить монастырь сотню торма, а также молоко от ста белых коров. В 1675 году после возвращения из тибетского паломничества Тушэту-хан Чихуньдорж, брат Дзанабадзара, возвёл в Эрдэни-Дзу храм в честь Далай-ламы V. Тогда же неподалёку от стен монастыря была похоронена их мать Ханджамц.

Во время вторжения в Халху джунгарский хан Галдан-Бошогту разгромил Их-Хурэ, вынудив Дзанабадзара бежать Внутреннюю Монголию через Эрдэни-Дзу. К моменту, когда в 1688 году джунгарский полк, возглавляемый Данзан-Омбо, Дажилой и Дугарравданом, занял монастырь, он был от него в двух сутках пути. Узнав об этом, к Дзанабадзару присоединились жена и дети Тушэту-хана, что несколько замедлило его бегство. Джунгары трижды подходили к монастырю, однако разорению он не подвергался. Сам Эрдэни-Дзу практически обезлюдел; немногочисленное окрестное население испортило деревянную монастырскую ограду, разбирая её на топливо. Распоряжение Дзанабадзара о реконструкции стен и реставрации храмов Эрдэни-Дзу после джунгарского нашествия было отдано им сразу после возвращения в Халху.

Монастырь в цинский период

Реконструкция Эрдэни-Дзу после нашествия джунгар завершилась в 1706 году. Отличившийся в ходе работ лама-гелонг Лувсанданзан стал его новым настоятелем, и возвёл в нём храм Амитабхи и соборный храм (цогчин). Храмы Эрдэни-Дзу были поделены между хошунами Тушэту-ханского аймака. Богдо-гэгэн и Тушэту-хан получили центральный (гол) храм, бэйлэ Шидшир — восточный, а дзасак Бааран — западный. Все четверо владетелей поставили на территории монастыря по высокой слеге-дарцагу. В 1718 году пятый цорджи Лувсанжалцан построил храмы в честь Ваджрадхары и Ганджура и подарил их Богдо.

В 1731 году, во время второго вторжения джунгар в Халху, решающее сражение между ними и цинскими войсками произошло недалеко от монастыря. Существует легенда, что когда джунгарские солдаты вошли в Эрдэни-Дзу, статуя покровителя монастыря, божества-дхармапала Гомбо-Гуру прогнала их из главного храма, а каменные львы при входе зарычали. Джунгары в ужасе бежали в сторону реки Орхон и тонули в ней. Когда об этой легенде узнал император Юнчжэн, он официально пожаловал реке за помощь в победе княжеский титул и 300 лян серебра ежегодного содержания, а наградой самому монастырю стала очередная масштабная реконструкция[14]. Через три года после джунгарского нашествия вокруг монастыря началось возведение образующих прямоугольник стен со 108 ступами (окончено в 1806 году). В 1743 году, по случаю визита в Эрдэни-Дзу Богдо-гэгэна II, также найденного в семье Тушэту-хана, была проведена реставрация и построен храм в честь Будды Шакьямуни. С момента же смерти Богдо-гэгэна II Эрдэни-Дзу утратил значение родового монастыря главы буддистов Монголии.

В 1745 году один из хувараков Эрдэни-Дзу по имени Буньяа неоднократно пытался совершить полет с крыши монастыря на изобретенном им аппарате, подобном парашюту. За эти попытки полёта его судили и предали суровому наказанию, не выдержав которого, он скончался.

Существенные изменения в жизни монастыря произошли во второй половине XVIII века, когда по инициативе Тушэту-хана Цэдэндоржа седьмым настоятелем Эрдэни-Дзу был назначен известный лама Тушэту-ханского аймака Дагвадаржа. Им были возведёны Соборный храм, храм Будды Врачевания и ряд других, а в 1776 году проведена обширная реставрация с привлечением средств Цинов. В 1785 году один из построенных им храмов (Лавран; монг. Ламиран) Дагвадаржа решил перестроить по тибетскому типу.

Номчи-цорджи Дагвадаржа ввёл постоянные правила празднования Цаган сара, а также обратился к Тушэту-хану с докладом о том, что, несмотря на то, что Махакала Гомбо-Гуру является поковителем Эрдэни-Дзу с момента его постройки, до сих пор нет чётко прописанных и подробных ритуальных текстов, связанных с ним. Обратившись к Богдо-гэгэну III, Тушэту-хан узнал, что в Халхе таких текстов нет в принципе, и в результате в 1776 году Дагвадаржа отправил в тибетский монастырь Сакья посольство во главе с ламой Лувсанчойдубом. Сакья Тридзин снабдил его полными и подробными правилами проведения обрядов, связанных с дхармапалами, и передал ряд книг и реликвий.

Впоследствии Дагвадаржа отправлял своих представителей к Далай-ламе VIII, а также в Китай к Джанджа-хутухте с вопросом, по какой книге организовывать обучение послушников. Оба иерарха дали ответ, что лучшее для этого сочинение — «Большое руководство к этапам пути Пробуждения» Дже Цзонхавы, и в 1783 году Дагвадаржа основал при Эрдэни-Дзу соответствующее училище на 50 человек.

Читать еще:  Океанариум Дубая, ОАЭ - обзор

В 1787 году в Эрдэни-Дзу было начато проведение церемонии цам, организованной ургинским ритульным мастером, тибетцем Рабданом.

В 1797 году в монастырь по повелению императора Цяньлуна прибыл писарь Чойджи-раши, составивший подробнейшее описание истории монастыря и всех его строений. Труд был представлен на высочайшее рассмотрение, однако о его дальнейшей судьбе ничего не известно.

В 1799 году в Эрдени-Дзу построили «ступу Пробуждения» (монг. Бодь суварга). В неё заложили более 100 тыс. бурханов, более 2500 маленьких ступ-цаца и другие предметы буддийского культа, а также прах основателя монастыря Абатай-хана. В 1804 году монастырь посетил Богдо-гэгэн IV. В 1808 году между субурганами, окружавшими Эрдэни-Дзу, положили кирпичные стены. После этого активного строительства уже не велось; лишь в конце 1840-х годов был построен деревянный храм цанида.

Богдо-гэгэн VIII, хотя и был тибетцем по рождению, помнил о том, что однажды Эрдэни-Дзу был родовым имением семьи первых монгольских Богдо-гэгэнов: в 1882 году, требуя от императора Гуансюя очистить центр Урги от китайских лавок, в случае отказа он намеревался переехать в Эрдэни-Дзу. Император удовлетворил его требование, а в монастыре в 1880-х годах была проведена реконструкция. Переехать в Эрдэни-Дзу Богдо-гэгэн грозился и в 1904 году, требуя выдворить из Урги посетившего её Далай-ламу XIII.

Эрдэни-Дзу в новейшее время

В ходе чойбалсановских репрессий в конце 1930-х годов монастырь был закрыт, его штат распущен, храмы частично разрушены. Однако после краткосрочного визита в МНР в 1944 году вице-президента США Г.Э. Уоллеса и американского монголоведа О. Латтимора, сопровождаемых Н.К. Рерихом, Сталин настоял перед Чойбалсаном на том, чтобы Эрдэни-Дзу в исключительном порядке был отреставрирован. Во второй половине 1940-х годов была осуществлена частичная реконструкция в 1947 году в монастыре был устроен музей, содержавшийся на средства государства, однако буддийские службы не отправлялись вплоть до 1990 года.

В настоящее время единственным действующим храмом в Эрдэни-Дзу является Лавран. Он находится в ведении Монгольской Ассоциации буддистов; остальные — в ведении улан-баторского Национального исторического музея и находятся под охраной государства. В 2004 году новым настоятелем монастыря стал 35-летний лама Х. Баасансурэн. Под его руководством на пожертвования местного населения и при поддержке Гималайского фонда было построено небольшое буддийское училище с общежитием на 30 человек, названное в честь Дзанабадзара. В программу входят не только предметы их буддийской образовательного программы, но и светские дисциплины. Планируется организовать на базе этого училища культурный центр, который бы охватил всё население сомона.

На первоначальном этапе строительства строительным материалом служил камень с развалин Каракорума. Для строительства пригласили мастеров из Хух-Хото, в том числе известного монгольского архитектора Манэшира, поэтому монастырь был возведен по образцу хух-хотоского храма с сильным влиянием китайской архитектуры. Единственный образец чисто тибетской архитектурной традиции в Эрдэни-Дзу — храм Лабран.

Центральное место в Эрдэни-Дзу занимают три храма, символизирующие три этапа жизни Будды. Они возведены на высоких бел’

‘омраморных платформах и перекрыты черепичными крышами с загнутыми кверху краями. Храмы выстроены в один ряд и ориентированы фасадами на восток. Средний, или «Великий» (монг. Их-Зуу) — двухэтажный, а боковые — Левый (монг. Зүүн-Зуу) и Правый (монг. Баруун-Зуу) — одноэтажные с двухъярусными крышами.

Посередине каждой стены сохранившегося ограждения из ступ располагаются ворота, ориентированные по сторонам света.

В центре территории монастыря находится круглая площадка около 45 метров в диаметре, которая называется Площадью Счастья и Благоденствия (монг. Өлзий хутагтын талбай), на которой, согласно преданию, стояла юрта Абатай-хана. К северу от территории находится знаменитая каменная скульптура — огромная черепаха — памятник древнего Каракорума.

Статус
В 2004 году монастырь вместе с обширной территорией, получившей название Культурный ландшафт долины реки Орхон, был объявлен ЮНЕСКО Объектом Всемирного наследия № 1081.

Монголия 2010. ЧАСТЬ5. Каракорум. Вулкан Хорго

От Арвайхээра мы движемся в сторону Хархорина. Движемся замысловато: колбаса затуманила мозг штурмана, и я прозевала, а точнее «прожевала» нужный поворот. Желания возвращаться не было, и мы решили сделать крюк и прокатиться по асфальту.
Он реально существует! Правда, дорога платная 500 тугриков.

По дороге в Хархорин.

Эрдэнэ-Зуу — первый буддийский монастырь Монголии. Строительство монастыря началось в 1586 г. и продолжалось до начала 19 века. Он был возведен рядом с Каракорумом, столицей монгольской империи, основанной Чингисханом в 1220г.

В стене монастыря 108 субурганов.

На территории монастыря находится Боди-субурган.

На территории монастыря выставлены каменные скульптуры, найденные при раскопках Каракорума.

Молитвенные барабаны. На них нанесены мантры, и человек, приводя барабан в движение, приводит мантру в действие.

На территории монастыря расположен действующий буддийский храм Лабран. К сожалению, видео и фотосъемка во время службы запрещена.

Рядом юрта с сувенирами: антиквариат, национальные одежды, в общем «national style». Разговорились с продавцом картин, он учился в Строгановке. Очень интересовался Москвой. В итоге мы у него купили картину на коже.
Эрдэнэ-Зуу одно из самых посещаемых туристами мест Монголии. Вдоль стены монастыря все 33 вида удовольствия: стоянка, фото с беркутом, горячие пирожки и вода в разнос, рестораны, интернет-кафе в юрте. Много иностранцев, но ещё больше монголов. Туризм внутри Монголии набирает силу, люди хотят посмотреть зачем сюда едут иностранцы, и таким образом открывают для себя свою страну. Мы вначале часто ошибались, принимая издалека обычные машины за подготовленные: также 2-я запаска на крыше, канистры.

У машин с наклейками www.drivemongolia.com на багажнике сверкали непуганые хайджеки.
Выйдя за границы храма пали жертвами продавцов сувениров.

Потом поехали смотреть каменных черепах: первая находится рядом с оградой Эрдэнэ-Зуу.

Вторая, поменьше, по другую сторону дороги на высоком холме рядом с овоо. По преданию четыре черепахи стояли в углах столицы. Сверху отличный обзорный вид на монастырь и город (дозорная гора Чингисхана).

Готовясь к поездке, просматривая информацию о Каракоруме, наткнулась на упоминание о древней скульптуре фаллоса длиной около метра, окруженного оградой.

Но никто нигде не писал, что рядом с ним воздвигнут новый памятник! Раз в 5 больше прежнего!
Для привлечения туристов наверное, потому как рядышком расположились продавцы сувениров.

Читать еще:  Аэропорт Кансай, Япония - обзор

За Хархорином с нас второй раз берут 500 тугриков за асфальт. Вдоль трассы даже у небольших городков есть АЗС, но очень часто напротив Аи 95 такая надпись:

Опять спускаем колеса до 1,5. Никто не обещал, что асфальт будет вечно:

Грузовик-«гусеница» груженый шерстью:

В Цэнхэре решаем подварить вторую чашку – там пошла небольшая трещина. Пока проблему можно решить малой кровью. Сервис со сваркой находим по полностью разобранному ЗИЛу во дворе. Около часа времени, беседа жестами (третий сварщик говорил только на чистом монгольском). Не знаю почему, но их очень повеселила на наших наклейках надпись «Стрельчиха», они показывали друг другу надпись и смеялись. Пришлось показать им фото наших покатушек, чтобы смех прекратился ;-). Цокали языками и уважительно рассматривали Патруль. О-о, трансформатор искрит, сварщик варит без маски, китайские электроды, для усиления пруток в палец толщиной. Экзотика! Около часа – 15000 тугриков.
Цэцэрлэг. На заправке местные пацаны настойчиво предлагают темные ягоды с сахаром (чернику). Кстати Россия на монгольском звучит– «Арси (Орси)», запомнив это слово нам четко удавалось объяснить откуда мы. На заправке Петровис очередь. Не выдержав прессинга малолетних предпринимателей, сваливаем на соседнюю Жаст Ойл (в 20 метрах, с такой же ценой, без очередей). Заезжаем посмотреть на буддийский храм, расположенный на священной горе Булган.

В 2008 году от подножия горы к храму, находящемуся на его склоне, отстроили каменную лестницу и установили на верхней площадке статую Будды. Пролёты лестницы украшают символы годов: крыса, собака, змея и т.д. (только по порядку).

В третий раз с нас берут плату за асфальт 500тугриков и через 1 километр, асфальт исчезает уже насовсем. Но гравийка ровная, отлично укатанная, не хуже асфальта. Живописные виды обеспечивает горный массив Хангай («исполняющий желания»).

Но и гравийка через некоторое время превратилась в зуботряску. С какой целью на отсыпанную, укатанную, а местами заасфальтированную дорогу через каждые 200-500 метров вылощили горы щебня умом российским не понять. Приходится ехать по бокам основной магистрали.

Мы уже 11 дней в Монголии, а буз (поз) ни разу не попробовали. Стремительно решаем исправить эту оплошность и ищем позную. Выбирая по внешнему виду солидные строения, каждый раз нас постигает неудача – есть всё кроме поз. Принимаем решительные меры – останавливаемся в первой же юрте с табличкой «гуанз». Тем более блеющих «поз» около юрты паслось огромное количество. Четко и громко говорим хозяйке «Бузы, айраг (кумыс)». С кумысом пролетаем – хозяйка схватилась за живот и замахала руками. Мы поняли — не стоит! А с бузами вышла заминка, она тоже что-то пыталась объяснить, но безуспешно. К счастью появился ангел-переводчик в образе молодой босоногой монголки «No problem! Бузы — 15 — 20 минут». Нас проводили в юрту.

Нас усадили на кровать, предварительно согнав с нее мирно дремавшего хозяина. Из огромной канистры достали чернику посыпали сахаром и поставили перед нами.

Также перед нами появилось блюдо с желтыми и белыми кусочками в виде геометрических фигурок. Сушеный сыр и творог (по вкусу). От «цая» мы отказались. И воцарилась тишина. Разговор с хозяином не клеился – наш совместный словарный запас ограничился «Сэмбайну! – Сэм Сэмбайну!». Вобщем он улегся на соседнюю кровать и продолжил свой послеобеденный отдых. Под бочЁк к нему прибежал внучок и они сладко засопели. Под потолком сушился сыр, за кроватью лежало мясо… периодически в открытую юрту наведывались мухи.

Мы переглянулись, это был самый большой экстрим в нашем путешествии. Вполголоса стали прикидывать: сколько водки надо сегодня выпить, я вспоминала арсенал аптечки. Хотелось бежать отсюда!
Неожиданно около юрты затормозила машина – в гости к хозяевам приехал сосед. Теперь нас в юрте стало четверо, они тихо беседовали о своём, мы о своём. Монголка из недр юрты из пенопластового ящика достала бутыль с мутноватой жидкостью (явно стратегический запас), разлив в пиалы преподнесла гостю и нам. Подозреваю, что это молочная водка «архи». Напиток легко пьётся, градус почти не чувствуется, а в ноги ударяет. И наконец, принесли БУЗЫ! Порция огромная – штук 7 или 8. Тесто тончайшее, мясо сочнейшее! Блюдо достойное восхищения. Вся семья села смотреть как мы едим. На 4-ой штуке я прошипела «Цай, цай!». Горячий напиток помог проглотить еще 2 штуки, но до конца осилить это блюдо я так и не смогла. Саша же всё съел подчистую., только треск за ушами стоял. Поблагодарив хозяев за гостеприимство, мы с большим усилием продолжили свой путь.

Ехать с запада на восток было значительно легче, в обратном направлении заходящее солнце сильно слепит глаза. Так называемые федеральные трассы гораздо нуднее обычных дорожек. Вдоль дороги (не доезжая реки Чулутын-гол) стоит монгольский вариант нашего Умёта – закусочные, чайные – целый городок!

Съезжаем с дороги к реке Чулутын-гол и замираем – перед нами красивый каньон глубиной метров 100.

Пирамидки вековых лиственниц далеко внизу. На краю пропасти сердце уходит в пятки. Дорога здесь подходит вплотную к реке, но нас это не смущает, спрятавшись за камнем, встаём на ночёвку. Виды напоминают наш Север — серые камни, покрытые лишайником, хвойные деревья и шум бурной реки.

Вытряхиваем из нашего воздушного фильтра гобийский песок.

В Тариате сворачиваем с трассы в национальный парк. Практически сразу же после поворота встречаются поля черной пемзы, свидетельства извержений вулкана Хорго-Уул (2170м).

Оставив машину у подножия, предпринимаем марш бросок наверх, к кратеру.

…. Именно так можно выразить вид открывшийся сверху.

Вот такой дорожный знак на нашем пути 🙂

Немного видов озера Терхийн-Цагаан-Нуур , в переводе «белое озеро» (2055 м).

Все фотографии живут здесь часть1 и часть2

Осталась последняя часть отчета. В конце будет выложен трек всей поездки. Мне даже не верится что мы там были. Так что продолжение следует.

Источники:

http://tonkosti.ru/%D0%9C%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8B%D1%80%D1%8C_%D0%AD%D1%80%D0%B4%D1%8D%D0%BD%D1%8D-%D0%97%D1%83%D1%83
http://www.worlds.ru/asia/mongolia/history-eerdeeni-dzu.shtml
http://alex-dfg.livejournal.com/3609.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×