Монумент в память о битве при Козаре, Бостия и Герцеговина — обзор

Три года кошмара: боснийская война (18+)

Пытки в концлагерях, этнические чистки, поджог деревень, массовые изнасилования, убийства детей и стариков. Речь не о преступлениях немецких нацистов, а о кровопролитной войне на Балканах после распада Югославии. Что заставило сербов, хорватов и боснийских мусульман истреблять друг друга? Как вмешательство в конфликт НАТО изменило судьбу балканских народов?

Парад суверенитетов обернулся геноцидом

Начало 90-х годов. Республике Югославии остаются считанные дни на международной арене, власти с трудом сдерживают рост националистических настроений. Небывалая популярность приходит к партиям правого толка. Сербы, проживающие в Хорватии, отстаивают права на свою культуру и язык. Итог печальный: известные общественные деятели оказываются за решеткой, из школьной программы исчезают сербские поэты, на православных священнослужителей регулярно нападают.

В обществе еще живы воспоминания о геноциде сербов в годы Второй мировой. Тогда их сжигали, расстреливали, бросали в реки и горные ущелья. Эти воспоминания отнюдь не способствуют примирению балканских народов. В Боснии и Герцеговине тем временем расцветают идеи ислама, который исповедует почти половина жителей. Сотрудничество с Саудовской Аравией и другими арабскими государствами сулит боснийцам золотые горы. В стране строят новые мечети, молодых людей отправляют учиться на восток. Боснийские мусульмане, подогреваемые союзниками, выступают за сохранение целостности своего государства. Когда развяжется война, их ряды пополнят исламские экстремисты из-за рубежа. Ослепленные верой, они не будут щадить своих противников.

Регион всегда считался взрывоопасным из-за национальной пестроты, но в Югославии сохранить мир удавалось благодаря эффективным рычагам управления. Парадоксально, но самой «спокойной» в отношении этнических конфликтов считалась республика Босния и Герцеговина. Теперь умами балканских народов всерьез овладевает идея национального единства. Сербы требуют объединения в пределах одного государства, того же добиваются хорваты. Эти притязания предполагают раздел Боснии и Герцеговины, где проживают бок о бок боснийцы, сербы и хорваты.

Еще чуть-чуть, и идеи национализма выльются в кровавые этнические чистки. События развиваются стремительно: 1 марта 1992 года Босния и Герцеговина провозглашена независимой республикой по итогам референдума. Проживающие в стране сербы это решение не признают и создают на ее территории Республику Сербскую с автономными органами управления. Президентом Республики становится Радован Караджич: впоследствии его обвинят в геноциде и приговорят к 40 годам тюрьмы.

Хорваты на территории Боснии и Герцеговины провозглашают республику Герцег-Босна. Страна оказывается раздробленной.

44 месяца страха

1 марта 1992 года жители Сараева встречают в приподнятом настроении: погода прекрасная, только что обретена независимость. По центральным улочкам едет роскошный свадебный кортеж, на автомобилях красуется сербский флаг. Внезапно на участников торжества нападают вооруженные боснийские мусульмане. Отец жениха убит, город охватывают беспорядки.

Начинается одна из самых трагических страниц боснийской войны — осада Сараева, которая длилась 44 месяца. Боснийские сербы оставляют горожан без воды и света. С теми, кто выходит за пределы Сараева в надежде добыть еду, расправляются. Город обстреливают каждый день в течение 44 месяцев. Школы, рынки, больницы — снайперы считают подходящей любую мишень, лишь бы было как можно больше жертв.


Горожане идут по улице, которая находится под постоянным обстрелом/фото istpravda.ru

Война быстро выходит за пределы Сараева. Вырезают целые деревни. Женщин насилуют представители всех воюющих сторон. Нередко их месяцами содержат в военных лагерях, заставляя «обслуживать» солдат. Жительница Сербии, пожелавшая остаться неизвестной, рассказала diletant.media, что молодых женщин нередко подвергали принудительной стерилизации. «А самым страшным символом этой войны для всех нас стала смерть 11-летнего мальчика Слободана Стояновича. Опасаясь преследований, его семья покинула родной дом. Уже оказавшись в безопасности, ребенок вспомнил, что забыл забрать свою собаку. Он ринулся назад и попал в руки албанки, которая жила по соседству. Она изуродовала его тело ножом, а затем выстрелила в висок. В отношении этой женщины прокуратура Боснии и Герцеговины возбудила дело, но перед судом она еще не предстала», — отметила собеседница diletant.media.

Воюющие стороны, видимо, вдохновившись примером Третьего рейха, открывают концлагеря. В сербские лагеря заточили боснийских мусульман, в мусульманские — сербов. Был концлагерь и у хорватов. С узниками обращались крайне жестоко.


Заключенные сербского лагеря Трнополье/материалы Международного трибунала по бывшей Югославии

Война затягивается, потому что раздел Боснии и Герцеговины по национальному признаку изначально был идеей трудно осуществимой. Однако участники конфликта не теряют надежду и периодически вступают друг с другом в союзы. Так, в 1994-м боснийские мусульмане и хорваты объединяются против сербов. Но война продолжается, к 1995 году ее жертвами становятся около 100 тысяч человек. Для маленьких по площади государств Балканского полуострова это немыслимая цифра. К примеру, население Боснии и Герцеговины в 1991 году (включая автономные области) было всего на 5 миллионов больше, чем население Москвы сегодня. Помимо людских потерь, война полностью парализовала экономику государства.

Читать еще:  Эгитуйский дацан, Россия - обзор


Фото Associated Press

В июле 1995-го происходит событие, которое кардинально меняет отношение мирового сообщество к боснийским сербам. Это резня в Сребренице. Город, кстати говоря, ранее был признан ООН зоной безопасности. Сюда стекаются боснийские мусульмане, которые хотят переждать страшную войну. Впрочем, некоторые из них под покровом ночи совершают рейд по окрестностям и поджигают сербские деревни. И все же Сребреница оставалась островком спокойствия в объятой пламенем стране. На него и нападают сербы.

Город защищают миротворцы, однако в конфликт они не вмешиваются. Армия Сербской Республики убивает до 8000 человек в городе и его окрестностях. Генерал Ратко Младич, который отдает приказы, уверен в своей безнаказанности. Впрочем, здесь он просчитался: суд над ним продолжается до сих пор. Международный трибунал по бывшей Югославии признал события в Сребренице геноцидом.

Между тем, сербы факт геноцида отрицают. В качестве доказательства невиновности Младича они приводят документальные кадры, на которых генерал принимает участие в эвакуации мирного населения, заходит в автобусы и просит боснийцев покинуть город:

В ответ на резню в Сребренице и взрыв на рынке в Сараеве НАТО начинает масштабную военную операцию против боснийских сербов. Впрочем, по мнению ряда историков (в том числе, американских), Запад вмешался в войну намного раньше, предоставляя боснийским мусульманам военную технику. Об этом говорится и в постановлении Госдумы о позиции России по боснийскому урегулированию (1995).

Сами сербы убеждены, что вмешательство НАТО в войну на стороне боснийских мусульман означает только одно: Запад считается с интересами Саудовской Аравии в этом регионе. Кстати, на сегодняшний день Саудовская Аравия является главным инвестором в экономику Боснии и Герцеговины.

В 1995 году США инициируют мирные переговоры, которые заканчиваются подписанием Дейтонского соглашения. Чтобы не допустить повторения кровавых событий, в Боснию и Герцеговину направляют миротворческие силы. Государство делят на Сербскую республику и Федерацию Боснию и Герцеговину. Функции главы государства выполняет президиум, куда входят по одному представителю от хорватов, боснийцев и сербов. Кроме того, вводится должность верховного представителя ООН по Боснии и Герцеговине. Дейтонское соглашение действует и сегодня.

Наследие Югославии: 25 памятников бывшего государства

В следствии распада мировой социалистической системы рухнул не только СССР, но и другой союз социалистических стран — Югославия. В настоящее время от этой страны осталось не мало «следов». Посмотрим 25 памятников, расположенных в странах-наследниках. Список, конечно, не полон, но вполне достаточен, чтобы понять.

Многие из них не поддерживаются и частично заброшены, со временем скорее всего их ждёт разрушение, но пока они не дают забыть о некогда большом государстве.

Монумент «Каменный цветок» в память о жертвах крупнейшего концентрационного лагеря Югославии — Ясеновац, Хорватия (Фото: Antonio Bronic/Reuters)
1

Памятник революции в Мославине (Хорватия) посвящен борьбе местного населения за свою независимость в ходе народно-освободительной Второй мировой войны. Открыт в 1967 году. (Фото: Antonio Bronic/Reuters)
2

Памятник революции в Макарска, Хорватия. (Фото: Antonio Bronic/Reuters)
3

Памятник, который неофициально известен как «Крылья чайки» (Galebova krila), на холме над Подгорой, Хорватия. Построен в 1962 году в честь двадцатилетия сформирования первого морского отряда югославских партизан. (Фото: Antonio Bronic/Reuters)
4

Памятник «Mrakovica» в Кожараке, маленьком городоке в северо-западной части Боснии и Герцеговины. (Фото: Dado Ruvic/Reuters)
5

Памятник освобождению Книна, города в Хорватии. (Фото: Antonio Bronic/Reuters)
6

Памятник в Тьентиште (Босния и Герцеговина), посвящённый погибшим в сражении на Сутьеске, которое считается одной из тяжелейших битв Второй мировой войны на территории Югославии. (Фото: Dado Ruvic/Reuters)
7

Мемориальный комплекс Susnjar (Босния и Герцеговина), посвященный людям всех конфессий, ставших жертвами фашистского геноцида. (Фото: Dado Ruvic/Reuters)
8

Памятник коммунисту, югославскому партизану, народному герою Югославии Степану Филиповичу в городе Валево, Сербия. Установлен в 1960 году. (Фото: Marko Djurica/Reuters)
9

Памятник молодёжи в Лазине, Черногория. (Фото: Stevo Vasiljevic/Reuters)
10

Памятник Партизану-борцу на холме Горица, Черногория. (Фото: Stevo Vasiljevic/Reuters)
11

Мемориальный парк Шумарице, Сербия. (Фото: Marko Djurica/Reuters)
12

Памятник народной революции в Куманово, Македония. (Фото: Ognen Teofilovski/Reuters)
13

Памятник павших борцов в Льиге, Сербия. (Фото: Marko Djurica/Reuters)
14

Памятник Освободительной войны в Приштине, Косово. (Фото: Hazir Reka/Reuters)
15

Памятник в Нише, Сербия, построен в 1963 году, в память о 10 тысячах человек этой местности, убитых во время Второй мировой войны. Три сжатых кулака – работа скульптора Ивана Саболича. (Фото: Marko Djurica/Reuters)
16

Мемориальный комплекс «Македонка» в Куманово, Македония. (Фото: Ognen Teofilovski/Reuters)
17

Памятник «Освободителям Скопье» в Скопье, Македония. (Фото: Ognen Teofilovski/Reuters)
18

Читать еще:  Отель «Челси», США - обзор

Мемориал революции в Вирпазара, Черногория. (Фото: Stevo Vasiljevic/Reuters)
19

Памятник «Курган непобедимый» в Прилепе, Македония. (Фото: Ognen Teofilovski/Reuters)
20

Памятник национальному освобождению, Марибор, Словения. (Фото: Srdjan Zivulovic/Reuters)
21

Монумент погибшим патриотам в Черногории. (Фото: Stevo Vasiljevic/Reuters)
22

Памятник революции в Любляне, Словения. (Фото: Srdjan Zivulovic/Reuters)
23

Памятник битве между югославскими партизанами и немецкой армии во время Второй мировой войны в Дражгоше, Словения. (Фото: Srdjan Zivulovic/Reuters)
24

Памятник Иосипу Тито в Веленье, Словения. (Фото: Srdjan Zivulovic/Reuters)
25

Монумент в память о битве при Козаре, Бостия и Герцеговина — обзор

Под конец выходных интернет соизволили сменить гнев на милость и перестать пропадать каждые 5 минут (теперь он пропадает каждые 10 минут), так что может быть мне удастся написать пост о нашем вчерашнем путешествии.
Итак, Национальный парк Козара. Я не знаю, почему я думала, что он в Восточной Боснии (тем более, что я знала, что недалеко от нас есть поселок Козарац, а у нас в городе есть одноименный пляж).
Однако факт остается фактом — табличка с названием парка меня сильно удивила. Потому что муж все время о том, куда мы идем говорил — Мраковице. Ни о какой Козаре речи не шло. А тут на тебе.
Но все сначала. Вообще мы ехали в Мраковице с заездом в Приедор, по делу.
Чтобы вам было хоть немного ясно, где это вообще все происходит (в смысле, мои путешествия), вот вам карта Боснии — мы находимся в той части, которая выделена темным — северо-запад — и называется Босанска Краина (ага, почти Украина 🙂

Козара, о которой я веду рассказ, находится на север от Приедора, где-то в получасе езды от города. Соответственно, в окрестностях поселка (или городка, как угодно) Козарца, названного так понятно почему.
Почему, кстати, сама гора так зовется — я не имею сведений.
Собственно, парк — это не одна гора, а целый комплекс гор и холмов, самый высокий пик которого, Лисина (от слова «лиса», а не Лысая гора, как я и вы подумали) — 978 метров. Правда, до него добраться если и возможно, то бесполезно, так как там стоит вышка, а потому это стратегический объект, куда туристов так просто не пустят.
Козара стала известной благодаря совсем недавней истории — во Второй мировой тут была большая битва, в честь которой в центре национального парка установлен монумент:

Вообще, я туда ехала в надежде нафоткать красивых видов с гор, но поскольку на Козаре очень бурная растительность, окрестные горы почти не видно, так что пришлось в основном фотографировать содержимое, так сказать, национального парка.
Национальный парк Козара был основан в 1967 по указанию, естественно, Тито — в память о битве, а также из-за особого здравого микроклимата. Основная флора в парке — буки и ели (последних там очень много, намного больше, чем в общем в этой части Боснии, и это заметно невооруженным глазом, а точнее носом — запах хвои в воздухе очень концентрирован).

Во времена Югославии вход в парк был бесплатен, теперь однако взимают плату и продают билетики при въезде — 2 марки (1 евро) с человека. Ученикам и студентам — скидка 50%. Плата довольно символична, а провести в парке можно целый день, а то и не один, поскольку там есть кемпинг, мотель и так называемый «планинарский дом», где могут остановиться члены сообщества горняков (блин, как правильно назвать людей, которые любят горы, но не альпинисты?!):

Вот в этих «палатках» есть все удобства, даже телевизор! Я не знаю, сколько там стоит проживание, но я бы не отказалась там пожить денек-другой!

Также по всей территории установлены симпатичные столики с лавками или беседки, где можно устроиться на пикник с семьей. Если бы мы знали, что все так устроено — приехали бы на пикник, а так просто гуляли.

Кроме того, на Козаре раньше был горнолыжный комплекс — мужнин брат туда каждые выходные ездил на лыжах кататься в молодости. Муж тоже один раз пытался, но заехал в лес, лыжи укатились куда-то без него, и он их потом по лесам долго искал. Вобщем, лыжи — это у нас семейная беда, как я понимаю 🙂
Сейчас от этого комплекса осталась только просека — красиваяяяяя:

Традиционно — длинноногие мы 🙂

У супружника этот парк связан с другими воспоминаниями — когда он занимался дзюдо, они приезжали сюда в тренировочный лагерь перед началом сезона соревнований. Каждое утро начиналось так — они 10 раз взбегали вверх-вниз по ступенькам, ведущим к монументу — вот они (вернее их начальная часть)

На фотке одна четвертая всех ступенек. Руфад говорит, что к концу тренировки некоторые до последних ступенек ползли на четвереньках. К его чести, с ним такое никогда не случалось 🙂

Читать еще:  Городская администрация Балтимора, США - обзор

Еще о монументе. Он довольно странный — какое-то просто НЛО. И вокруг него еще какие-то бетонные штуки стоят разной толщины и размера. На них загорают люди. Да-да, даже в конце ноября 🙂

А сам памятник тоже как видите состоит из бетонных блоков, внутри — пустой. По нему еще со времен Югославии тащатся дети и прячутся внутри от родителей:

Свекровь не пролезла:

(Я тоже не пролезла — вернее не захотела кофту обдирать о бетон а если честно — не пролезла. ))
На бетонных штуках вокруг главной части монумента когда-то висели таблички с именами погибших при взятии Козары — тысячи человек — и сербы, и бошняки, и солдаты, и гражданские. Свекровь пошла смотреть и вернулась расстроенная — таблички сняли. Я не знаю, зачем это сделали — но осталась только одна памятная табличка про пятерых (всего пятерых!) героев битвы — разумеется, сербов, на стене музея.
Музей был закрыт, но я бы в него и не пошла — не люблю музеи, а особенно военные.
Музей тоже сделан в духе соцреализма — тут Тито недалеко от Сталина ушел 🙂 Только вкуса у него было побольше, как по мне:

Этот парк до сих пор любимое место отдыха очень многих — мы видели машины даже с белградскими номерами, Руфад встретил одноклассницу, которая живет в Сараево, многие компании приезжали на пикники и празднования дня рождения. Когда мы приехали в парк около 11 утра, на паркинге стояло всего несколько машин, но когда уезжали — уже не было свободных мест, а возле дядьки, продающего билетики на дороге, выстроилась целая пробка прибывающих машин.
В основном люди привозят еду с собой (мусорники стоят по всей территории, и большие — так что из них к вечеру вряд ли мусор вываливается).
Можно пообедать и на месте:

В ценник этого ресторанчика я просто влюбилась. Надо сказать, что балканцы обожают играть со словами — у них на этом много шуток построено. Тут в ценнике тоже обыграно расстояние (км) и обозначение боснийской валюты (конвертибельная марка, которую обычно называют км). Вышло вот так симпатично:

(сверху название ресторанчика «Роштильница Олененок» — 0 километров, а дальше ассортимент: чевапи — 5 марок, плескавица — 6 марок и т.д.)

Роштиль — не знаю, говорила ли, но повторюсь, если что — это гриль. То есть роштильница на наш можно перевести как «гриль-бар». Ну и конечно, в каждой уважаемой себя боснийской семье роштиль есть дома — может выглядеть очень круто, типа так:

или просто решетка, типа так: (такой у нас)

Вот так вот мы там погуляли, и несмотря на всю красотень, солнце, жару и чистый хвойный воздух, я уже была немного разочарована тем, что нет никаких панорамных видов.
А потом мы обошли вокруг отеля и нашли!

Правда, к тому времени, солнце было в таком месте, что как я ни поворачивалась — оно лезло в камеру и все портило

Особенно обидно, что за ближайшими горами на фотографии не было видно других, более далеких (получается, как будто на этом горы заканчиваются 🙁

Но вот удалось кое-что ухватить!

Супружник в засаде, вспомнил свое боевое прошлое 🙂

Не знаю, откуда фотографировали это, но мне такое явно увидеть не удалось. Муж говорит, что с вертолета

Возле отеля мы видели не только авто с белградскими номерами, но и авто с логотипом киностудии «Балкан фильм», а также вот это:

IFOR — Implementation Force — натовские силы по внедрению мира в Боснии, которые этот тяжкий труд переняли от UNPROFORa, той же фигни, только под ООНовским соусом. Что эта машина делает тут в 2009 году — не знает даже Руфад, поскольку ИПРОФОР действовал в 95-96 годах и далее в деле созидания мира на просторах Балкана замечен не был. Вероятнее всего, это киношный реквизит. На Козаре вообще любят всякие фильмы и клипы снимать.

Прекрасными видами меня порадовал путь назад — который хоть и был ужасно извилист и небезопасен, но анм все-таки удалось остановиться на обочине и выпустить меня на пофоткать 🙂

Что мне стоило спуститься к этому камню в скользких баретках — никто не знает! Муж пытался страховать, но я и не по таким буреломам лазила. Правда, не в такой обуви.

Вы еще не устали? 🙂 Я — да. Потому закругляюсь. Хотела еще показать вам ресторанчик в национальном стиле, где мы обедали — но в другой раз. Он того стоит.

Источники:

http://diletant.media/articles/29384674/
http://falyosa.livejournal.com/2030498.html
http://dyvo.livejournal.com/405223.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×