Пентхаус Дианы фон Фюрстенберг, США — обзор

home_and_garden

Home and Garden

Стильный и комфортный дом

Квартира Дианы фон Фюрстенберг в Париже


фото слева сделано не в квартире!

Чтобы понять, с чего начиналась эта история, стоит вернуться в 1984 год: в продажу поступают первые компьютеры марки Apple, Карл Лагерфельд выпускает первую коллекцию под собственным именем, а икона 70-х, создательница знаменитого платья с запахом Диана фон Фюрстенберг отправляется в парикмахерскую и делает первую в своей жизни короткую стрижку.

«Мне хотелось перемен, — вспоминает дизайнер, — и они произошли. Я продала квартиру на Пятой авеню, переехала в Париж и без памяти влюбилась». Избранником стал итальянский писатель Ален Элканн. Попав под его обаяние, Диана с удовольствием погрузилась в водоворот богемной жизни Парижа.


Просторную гостиную Диана украсила работами своих друзей. Здесь можно увидеть ее собственный портрет работы Энди Уорхола, картину италь-янского художника Антонио Рекалкалти и кофейный столик из плексигласа, созданный дизайнером Кимото Йошидой. На полу — ковер по эскизу хозяйки дома.

Она сняла квартиру в районе Сен-Жермен-де-Пре и вместе со своим другом, декоратором Франсуа Кат­ру, устроила в ней артистический салон. Здесь часто бывали писатель Альберто Моравиа, актеры Марчелло Мастрояни и Анук Эме. Однако наслаждаться ролью музы Диане суждено было недолго.


Часть мебели для квартиры была создана по эскизам Франсуа Катру — например, диван в шелковой обивке. Перед ним кофейные столики, дизайн Эрве ван дер Стратена, и африканские кресла ручной работы с отделкой из цветного бисера.

Мастер изменил своей Маргарите. И без того горькое разочарование усугубил поход к стоматологу. Когда дантист предложил ей удалить зуб, Диана посчитала это знаком свыше, собрала чемоданы и уехала в Америку.


Знаменитый портрет работы Энди Уорхола. Диане — двадцать восемь лет.

В следующий раз Диана перебралась во Францию лишь в 2002 году. Повод был опять романтичный. Будучи к этому времени женой американского медиамагната Барри Диллера, Фюрстенберг получила на годовщину свадьбы подарок — апартаменты в Париже.


По предложению Франсуа Катру стены в гостевой комнате обиты шенилью от Baker. В тон им подобран и ковер. А вот на подушках с гепардовым принтом настояла Диана.

Миллиардер намеревался купить любимой шикарный особняк. Но Диана отказалась наотрез! И попросила приобрести ей квартиру в двух шагах от дома, где она когда-то жила с Аленом.

Я люблю, чтобы столы были во всех комнатах. Это позволяет каждый раз обедать в новом месте

«Мне просто хотелось вернуться в то место, которое оказало такое огромное эстетическое влияние на мой вкус», — лукавит она. За помощью в обустройстве нового жилища Диана опять обратилась к Франсуа Катру. Старый знакомый, ставший к тому времени всемирно известным декоратором (среди его клиентов — иорданский король Хусейн и многочисленные представители клана Ротшильдов), в этом проекте выложился по полной.


Кушетка эпохи Реставрации из литого чугуна и кресло-качалка из металлических пластин, которые использовали в африканских аэропортах, украшают интерьеры библиотеки. На одной из полок — портрет Мэрилин Монро работы Энди Уорхола.

«На этот раз мы не были ограничены в бюджете, — смеется Диана, — и пустили в ход всю свою фантазию». Результатом совместного творчества стал необычный интерьер, в котором уникальная коллекция этнического искусства, современная мебель, авангардные арт-объекты и антиквариат удивительно гармонично сосуществуют друг с другом.


Стены кабинета увешаны черно-белыми фотографиями Ричарда Аведона, сделан­ными в 1950-х годах. Диван и подушки выполнены по эскизам Франсуа Катру. Кофейный столик, дизайн Эрве ван дер Стратена.

Здесь прекрасно уживаются кофейный столик из плексигласа дизайнера Кимото Йошиды и кресло-качалка, сделанное из металлических пластин с отверстиями, когда-то использовавшихся в африканских аэропортах.


Из столовой открывается великолепный вид на библиотеку Мазарини XVII века, старейшую публичную библиотеку Франции. В этой комнате, как и в гостевой спальне, стены обиты шенилью с рисунком в полоску.

Читать еще:  Руины Чавин де Уантар, Перу - обзор

Порт­рет Мэрилин Монро работы Энди Уорхола мирно соседствует с чугунной кушеткой эпохи Реставрации. Полы в комнатах украшают ковры, сотканные по эскизам Дианы с ее фирменным узором «под зебру».

«Кстати, Ален ненавидел эти ковры, — говорит дизайнер. — Поэтому я не могла положить их в прошлой квартире». По просьбе Фюрстенберг в каждой комнате установили стол и кровать. Старинное ложе с металлическим каркасом есть даже в библиотеке.


Кровать в спальне Дианы обита полосатой тканью, Nobilis. На стенах — шелк, Donghia.

«Я — непоседа, мне нужна постоянная смена обстановки. Я люблю обедать в разных местах и редко провожу больше трех-четырех ночей в одной постели», — говорит Диана с улыбкой.


По контрасту со столовой и гостевой комнатой, в отделке которых щедро использованы различные узоры и текстуры, спальня и ванная комната выглядят концептуально просто.

Источник: Elle Decoration
ФОТО: Рето Гунтли (Reto Guntli)/zapaimages.com

Присоединяйтесь к нашей группе на fb, чтобы не пропускать посты и у нас был стимул размещать там оригинальные посты 🙂

Диана фон Фюрстенберг: «Я сделала себя!»

Папа тоже от души поплясал на нашей свадьбе, горланил песни, привел, кажется, всех цыган из парижского русского ресторана «Распутин» и по русскому обычаю бил на счастье посуду. Поженившись, мы с Игоном отправились в Америку, и для меня это стало окончательным переездом в страну моей мечты.

— Часть мечты сбылась: вы в Нью-Йорке, но пока еще не самостоятельная, а очень даже зависимая замужняя женщина…

— Да, на тот момент я предстала перед обществом женой богатого европейского аристократа Эдуарда Игона. Мне повезло, что Игон обожал хорошо одеваться, дружил с дизайнерами, художниками, а также с законодательницей американской моды Дианой Вриланд, главным редактором журнала «Vogue».

Поскольку мы с Игоном были видной светской парой, наши знакомые дизайнеры — Валентино, Ив Сен-Лоран и Холстон — часто дарили мне свои наряды — для них это была реклама. У меня шкафы ломились от вечерних платьев. Балы, вечеринки, премьеры в начале семидесятых не обходились без нас с Игоном, мы стали постоянными героями светских хроник. Я подружилась с Энди Уорхолом — он был ужасно забавным, часто молчал или произносил что-то вроде: «Надо же, здорово!» При этом в его руках неизменно находились фотоаппарат и портативный магнитофон — так он ловил интересные моменты окружающей жизни. Уорхол сделал мой портрет на шелке, я позировала для его серии красавиц. Бедняга Энди умер в 1987 году, без него Нью-Йорк осиротел.

…Что касается моей мечты… Первое время в Нью-Йорке я и вправду, казалось бы, отдалилась от нее.

Мой сын Александр родился в январе 1970 года, и уже через три месяца я была беременна дочерью Татьяной. Разумеется, дети изменили мою жизнь, я любила их страстно, но, несмотря на то что стала женой и матерью, вовсе не собиралась ставить крест на собственной жизни. Мне не хотелось быть просто супругой богатого аристократа. Кроме того, меня нестерпимо унижал тот факт, что приходилось постоянно просить у мужа деньги.

Мне все чаще приходило в голову выпустить собственную линию одежды. Глядя на то, что предлагают дамам в нью-йоркских магазинах — все какое-то бесформенное, бесполое, — я думала о том, что надо бы снова ввести в моду платье — женственное, сексуальное, кокетливое и вечное. С платьем на рынке меня ждет успех — я вбила себе в голову эту мысль, и в общем-то она оказалась пророческой.

Словом, не без труда, но я нашла человека, который согласился стать моим партнером, взяла кредит, сняла студию на Седьмой авеню, выкрасила стены в коричневый цвет, повесила постеры Энди Уорхола и открыла ателье.

Не для богатых дам типа меня, у которых мужья по утрам в дорогих костюмах отправляются на Уолл-стрит, дети поручены няне, а сами они могут менять по десять раз на дню наряды от Диора и Сен-Лорана. Я работала для обычных женщин с нью-йоркских улиц, которые сами зарабатывают и забирают детей из школ: разве им не нужны красивые и практичные платья? Кто из дизайнеров о них позаботился? Никто. Так я рассуждала, сочиняя фасоны и расцветки. По неопытности я все делала сама: и дизайн придумывала, и заказы принимала, даже за товаром в аэропорт Кеннеди ездила (одежду шили на одной из итальянских фабрик у моего давнего знакомого — Ферретти).

Читать еще:  Пляж Холбокс, Мексика - обзор

Кое-как мой неоперившийся бизнес сначала научился ползать, потом — понемногу ходить…

— Диана, а как муж относился к вашему увлечению, вы же тратили на это массу времени?

— Поначалу вроде бы поощрял, подбадривал… Но только ко мне пришел успех — появилась ревность. Я как раз придумала свое платье с запахом. Это просто поразительно, что оно не выходит из моды уже почти сорок лет! Его носили и домохозяйки, и актрисы — Кэндис Берген, Сибилл Шеферд, Мэри Тайлер Мур, и политические активистки вроде Анджелы Дэвис. Постепенно мое имя, полученное благодаря мужу, — Диана фон Фюрстенберг — стало модным, я наконец встала на ноги и обрела финансовую независимость, и вот тут-то в моей семейной жизни начались проблемы…

Нет, внешне мы по-прежнему оставались одной из самых блестящих пар Нового и Старого Света, были окружены выдающимися людьми — гостили в замке Мари Элен де Ротшильд; запросто ужинали с Бертолуччи после премьеры его фильма «Последнее танго в Париже», дружески беседовали на светских раутах с астронавтами, побывавшими на Луне.

Помню, однажды знаменитый фотограф Сесил Битон пригласил нас на бал в Далласе. На мне было платье от Роберто Капуччи с обилием оборок и пышных складок на юбке и почти полностью открытое сверху. Репортеры журнала «New York» засняли нас с Игоном и опубликовали фотографии под заголовком: «У этой пары есть все.

История одной марки: Diane von Furstenberg

НА СВЕТЕ ЕСТЬ НЕМАЛО МАРОК, которые мы любим от и до — со всеми их взлетами и провалами. Мы охотимся за их вещами, готовы скупить весь рейл на распродаже и с нетерпением ждем показов новых коллекций. Пришло время разобраться, в чем феномен их привлекательности. На этой неделе рассказываем про создательницу революционного платья с запахом, которое в этом году отмечает юбилей в честь 40-летия с момента запуска платья в массовое производство. Платье-халат в свое время прославило имя дизайнера и объединило удобство и сексуальность, став символом женской революции.

Текст: Наталья Куражица

Диана Халфин родилась в Брюсселе в 1946 году в еврейской семье, пережившей Освенцим. Образование (экономическое) она получила в Женеве и там же в 1967 году на одной из вечеринок в клубе «Griffin» встретила своего будущего мужа — принца Эгона фон Фюрстенберга, с чьей подачи Диана открыла для себя Нью-Йорк и прочую glorious life. Впрочем, сразу после свадьбы не стала терять время и занялась карьерой. Ее первой позицией была должность ассистента фотографа, а следом — работа на итальянскую текстильную фабрику Ferretti: именно там, не имея специального образования и опыта в индустрии моды, она начала шить первые вещи. Затем Диана переезжает в Париж, а потом, в 1969 году, в Нью-Йорк, где сразу входит в главную тусовку того времени, сформировавшуюся вокруг Энди Уорхола: несколько лет спустя гений поп-арта сделает ее портрет.

В 1970 после знакомства с Дианой Вриланд, которая отказала Фюрстенберг в позиции ассистента, но зато поддержала ее идею продолжать заниматься дизайном, Фюрстенберг основывает именную марку и устраивает свое первое шоу в Gotham Hotel в Нью-Йорке. На ее первом шоу в качестве модели ходит it-звезда поколения 70-х и «фабричная девушка» Джейн Форт.

Легендарное женственное платье с запахом из джерси с цветными геометричными рисунками Диана изобретает в 1972 году, прикрепляя на каждое платье ярлык со слоганом «Почувствуй себя женщиной — надень платье». Простота и гениальность идеи (легко надеть — легко снять) производят фурор: платье-халат расходится миллионами копий среди женщин, которые хотели отказаться от туник в пол в стиле хиппи, и платье становится типичным нарядом женщин середины 70-х, как правило, в сочетании с замшевыми сапогами.

Читать еще:  Курорт Сант-Антон, Австрия - обзор

Впрочем, Диана не была первооткрывателем. Первой, кто предложил женщинам платье-рубашку с запахом, была Клэр Маккардел в 1942 году — и это тоже было революционным событием в американской моде. Платье Клэр было бестселлером и выпускалось до середины 60-х годов. В конце 60-х свою версию платья с запахом придумала и Бетси Джонсон: ее платье долго украшало витрины одного из главных нью-йоркских магазинов того времени — Paraphernalia на Мэдисон-авеню. Но, видимо, все это были фальстарты: в историю вошли не они, а платье с запахом, придуманное Дианой. Фон Фюрстенберг сделала конструкцию пояса и запаха еще проще, а декольте — глубже. За счет конструкции платье снимается за полсекунды, а путь от работы до секса становится значительно короче. Платье с запахом становится символом развивающихся идей феминизма, символом целого поколения женщин. Платье олицетворяет сексуальную свободу и женскую силу и становится историческим достоянием Смитсоновского музея в Вашингтоне. В статье 1977 года «Влияние феминизма на моду» критик Кэрри Донован напишет, что «вселив в женщин мужество и уверенность в себе не бояться проявлять свою индивидуальность и сексуальность, платье-халат Фюрстенберг изменило само взаимоотношение между женщиной и одеждой. Теперь не одежда делает и красит женщину, а женщина — одежду».

1975 год Vogue объявляет «Годом платья с запахом» («The year of the Wrap!») ведь после Дианы свою версию платья показывает и Хальстон. Благодаря им платье с запахом можно увидеть в каждом супермаркете и на каждой вечеринке в «Студии 54». Через год Диана попадает на обложку Newsweek, где ее вклад в моду сравнивают с Коко Шанель. В интервью Vogue 30-летняя дизайнер четко формулирует формулу успеха: «Простота плюс сексуальность за разумные деньги — это то, что хотят люди». Диана к этому стремилась всю жизнь. В одном из интервью Опре Уинфри Диана сказала, что в детстве понятия не имела, кем она хочет стать и чем заниматься. Ее единственным четким планом была задача стать независимой женщиной, которая сама водит машину и оплачивает свои счета. Что, впрочем, не мешало ей связывать свою жизнь с богатыми и знаменитыми: разойдясь на пике славы с первым мужем, она встречает американского миллиардера Барри Диллера, а к 80-м продает свою компанию и теряет контроль над маркой.

В 90-е тоска по платьям-халатам доходит до того, что за винтажными платьями Diane von Furstenberg 70-х начинается настоящая охота. Дизайнер понимает, что пора возвращаться в дело: в 1997 году Диана возрождает бренд и подписывает многомиллионный контракт с Saks Fifth Avenue на перевыпуск платьев-халатов. Так платье триумфально возвращается в моду. В 2001-м Диана оформляет свои отношения с Барри Диллером и получает гражданство США, а в 2005 году становится президентом престижной американской организации в мире моды — Американского совета дизайнеров моды (CFDA).

В этом году бренд отмечает 40-летний юбилей платья с запахом: в честь такой даты в Лос-Анджелесе открыли выставку «Diane von Furstenberg: Journey of a Dress». Впрочем, 67-летняя фон Фюрстенберг не просто снимает сливки со своего давнего изобретения и красуется в персональном реалити-шоу на американском развлекательном телеканале E!. Да, модели в платьях с запахом по-прежнему открывают показы ее коллекций, но помимо них дизайнер выпускает полный набор женской одежды и аксессуаров, именные духи, а в 2010 году запускает линейку солнцезащитных очков. Как она иронично отметила в интервью The Guardian, «Я достаточно взрослая, чтобы помнить, как мы отплясывали в „Студии 54‟, и достаточно молода, чтобы сделать первую дизайнерскую коллаборацию с Google Glass». И это не шутка — Диана снимает на Google Glass показ и бэкстейдж своей коллекции весна-лето — 2013, а вслед за этим делает для Google Glass дизайнерскую коллекцию оправ (их можно купить на Net-А-Porter). И мы можем понять выбор Google: Diane von Furstenberg — отличный пример того, как марка с впечатляющим прошлым отлично вписывается в настоящее и в будущее.

Источники:

http://home-and-garden.livejournal.com/622297.html
http://7days.ru/caravan/2010/10/diana-fon-fyurstenberg-ya-sdelala-sebya/3.htm
http://www.wonderzine.com/wonderzine/style/style/200849-history-of-diane-von-furstenberg

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector