Сиракава-Го, Япония — обзор

Сиракава-Го

В пятистах километрах к северо-западу от Токио в ущелье японских Альп расположилась деревушка в 59 домов. Ни на одной карте местечко Сиракава-Го не отмечено. Еще совсем недавно редкий рикша решался на путешествие в сию глушь, а для лошадей эти места были непроходимы. Так и жили обитатели деревни Сиракава-Го в полной изоляции от всего мира. И благодаря этой изоляции создали свой, ни на кого не похожий, архитектурный стиль.

Гащезокури означает «сложенные в молитве руки». Именно руки буддийских монахов напоминают крыши домов в деревне Сиракава-Го. Сами дома сделаны без единого гвоздя. Тяжелые балки скрепляются пеньковой веревкой и гибкими ореховыми прутьями, а стены подогнаны друг к другу по принципу детского конструктора. Надо сказать, что эти дома очень устойчивы. Они переносят любую непогоду и ураган. Под напором сильного ветра крыша может съехать, но благодаря ореховым прутьям она тут же возвращается на свое место. Некоторым из этих домов уже больше 400 лет, и в них до сих пор живут люди.

Сторожилы Сиракава-Го ведут свою родословную от знаменитого клана Тайра — побочной ветви императорской фамилии. В XII веке семейство Тайра вступило в борьбу за власть с другим кланом. Началось противостояние, по сравнению с которым блекнут войны Красной и Белой розы Англии. В результате Тайра потерпели поражение и бежали. Они нашли убежище в непреступной долине Щегава. Огромное семейство Тайра обосновалось под одной крышей. С тех пор здесь строят большие, иногда двух-трехэтажные дома, в которых свободно размещается до 30 человек.

В Сиракава-Го сбылись мечты Ленина о светлом будущем при коммунизме. Население деревни с древнейших времен и до сих пор живет коммуной. Работают они тоже все вместе. Если пришел срок заменить крышу, а делать это нужно каждые 50 лет, то подключается вся деревня. Если сегодня ты пришел к соседу за помощью, то обязан отплатить ему тем же, когда настанет время. По-японски это называется «юй». Раньше, когда деревня была изолирована от внешнего мира, такая система была просто необходима. Сегодня молодежь старается увильнуть от своих обязанностей.

С XVII века и на протяжении 250 лет основным занятием жителей Сиракава-Го было производство пороха и выращивание на крышах шелкопряда. После революции Медди порох попал под запрет. Несколько холодных зим извели весь шелкопряд. Источником дохода для обитателей деревни стало дерево. Сегодня Сиракава-Го живет за счет туризма. Иностранцев привлекаю диковинная архитектура и возраст деревни, а японцы приезжают сюда, чтобы посмотреть на настоящую зиму. С декабря по март здесь выпадает до 4 метров снега. Долина Щегава — одно из немногих мест в Японии, где бывает и весна, и лето, и осень, и зима.

Однако еще 30 лет назад от древних построек Сиракава-Го могло не остаться и следа. Под воздействием времени и сурового климата дома начали разрушаться. На месте деревни хотели построить современный поселок. Начался раздел земли. И тогда группа активистов выступила с лозунгами: «не продавать», «не отдавать», «не разрушать». Никто не знает, что спасло старинную деревню, но она сохранилась, а вместе с ней первозданная красота долины, которая так понравилась главе клана Тайра, когда он искал место, где можно поселиться.

Экскурсия в Сиракава-го и Такаяма (из Канадзава)

1. Этот тур не сопровождается гидом; если набирается 10 или более участников, то будет предоставлен японо- или англоговорящий гид. 2. Проезд по «Белой дороге» г. Хакусан — Сиракава-го проводится с начало июня по начало ноября, но, в связи с тем, что дорога пролегает в горной местности, проезд может быть отменен в зависимости от погодных условий. В этом случае и в период с ноября по июнь автобус будет следовать по скоростной магистрали Токай-Хокурику. 3. Экскурсия проводится по СР и ЧТ.

транспорт; мастер-класс по изготовлению рисового печенья сэмбэй; обед.

личные траты; дополнительные расходы на транспорт и входные платы.

07:50 Сбор группы у западного выхода станции Канадзава.

08:00 Отправление экскурсионного автобуса.

Примерно к 09:30 Вы окажетесь на «Белой дороге» – это горная дорога длиной 33,3 км, которая соединяет между собой город Хакусан у подножия одноимённой горы и деревушку Сиракава-го. Дорога петляет по горным склонам на высоте от 600 до 1 450 м над уровнем моря. Вы насладитесь насыщенной зеленью местных лесов летом и яркой охрой листвы осенью, зимой же взгляд, несомненно, порадуют заснеженные пики гор.

Читать еще:  Амфитеатр в Арле, Франция - обзор

По дороге* Вы сделаете небольшой фото-стоп у 86-метрового водопада Фукубэ-но Отаки и сможете сделать несколько неповторимых фотографий на смотровой площадке Тогано-кидай, с которой в ясную погоду открывается прекрасный вид на гору Хакусан – одну из трёх священных гор Японии.

*Внимание! В зависимости от трафика посещение водопада и смотровой площадки может быть отменено.

К 11:15 Вы прибудете в деревушку Сиракава-го. Осмотр начнётся с самого настоящего японского обеда* в стиле кайсэки-рёри. У Вас будет шанс попробовать продукты, которыми славится эта горная область.

*Вегетарианская кухня не предоставляется. Обед может быть перенесен в Такаяму. В этом случае на осмотр Сиракава-го выделяется 1 час.

Сиракава-го – уединённая горная деревушка, состоящая из домиков, построенных по традиционной технологии гассё-дзукури, – является объектом всемирного наследия ЮНЕСКО. У Вас будет свободное время для прогулок по деревне, а также для самостоятельного посещения местной обзорной площадки и музеев внутри традиционных домов.

Далее Вы переместитесь в очаровательный городок Хида-Такаяма, некогда бывший частью одноимённого княжества. Вы почувствуете ностальгическое очарование городских пейзажей на улицах старого города с его торговыми улочками, застроенными традиционными средневековыми зданиями. Обязательно посетите трёхэтажную пагоду в храме Хида-Кокубундзи. Здесь есть и растительный рекордсмен – дерево гингко возрастом около 1 200 лет.

Япония – страна очень гастрономическая, и все, кто её посещает, несомненно, пробуют рисовые крекеры сэмбэй – они есть и в соевом соусе, есть и сладкие, и с водорослями нори, и с орешками. Со всем на свете! Мы предлагаем Вам пойти дальше и самому научиться готовить эти крекеры. В этом Вам помогут в традиционной мастерской. Пекутся они менее, чем за минуту, на специальной жаровне и переворачиваются с помощью бамбуковых щипцов. Здесь же можно купить сувениры, напоминающие о совершенной поездке!

Около18:00 прибытие на станцию Канадзава. Самостоятельный трансфер в отель.

Путешествия по Японии: Сиракава-го — Занимательная Япония — LiveJournal

Токио вечно бесснежен, а как хотелось снега, метели, заснеженных крыш и снеговиков во дворах ! Еду в метро и вдруг вижу на стене вагона кусочек настоящей сказочно-снежной зимы: три маленькие избушки с треугольными крышами покрыты мягкими шапками снега, а вокруг двухметровые сугробы — все это поместилось на рекламном плакате 20х30 сантиметров.
Через неделю я уже командировала себя в зиму, а точнее — в деревушку Сиракава-го.

Находится она в префектуре Гифу, окружена с четырех сторон горами и, несмотря на мороз, из-за отсутствия ветра там cовсем не холодно.
Жители деревни (а всего их шестьсот) ведут исконно традиционный образ жизни: занимаются сельскохозяйственной деятельностью, прикладными искусствами, а главное — поддерживают в исправном состоянии крыши своих домов. Несколько странное занятие, не правда ли? Не совсем, учитывая, что крыши домов этой деревни — своего рода визитная карточка Сиракавы-го. Трехъярусные, покрытые соломой, они единственные в своем роде в Японии. Этот архитектурный стиль называется гасе, что означает «руки, сложенные в молитве». И это неслучайно – по форме треугольные крыши домов-избушек и впрямь напоминают сложенные в молитве руки. Да и как тут не помолиться, когда круглый год если не одно бедствие, так другое: пожары, обветшание крыш, снежные заносы. Единственный действенный способ противостояния этим невзгодам – юи – взаимовыручка. В этой деревушке нет места индивидуализму. Гармония жизни в единении с природой усилиям одиночки неподвластна, лишь сообща можно выжить вдали от расслабляющей городской цивилизации, в окружении которой человеку кажется, что он все может сделать сам. В преддверии зимних снегопадов, весенней оттепели и летних пожаров всей деревней сообща меняют настилы крыш. Снятие старого покрытия с одной крыши совместными усилиями занимает три дня, покрытие новым настилом — один день. Таких домов в Сиракаве-го 147.

Жизнь в этом уединенном месте течет неторопливо, подчиняясь предсказуемым переменам года. Здесь другой, далекий от токийских будней мир, и создается впечатление, что с течением времени на этой земле ничего не меняется.

О том, что представляла собой деревня до двенадцатого столетия, практически ничего не известно. Первые археологические находки вещей быта относятся к периоду от 8000 – 200 до н.э. В пятнадцатом столетии клан Итигасима построил свой замок на самой высокой точке деревни. До наших дней он не сохранился, но на месте замка каждый день десятки фотографов запечатлевают сказочный вид деревни сверху – как и в древности место, где стоял замок, продолжает быть великолепной обзорной точкой – вся деревня, окруженная горами, как на ладони. Каждую субботу января в шесть часов вечера зажигается подсветка домов, и картина приобретает сказочно-рекламный вид, точь-в-точь как на туристических проспектах, зазывающих туристов в Сиракаву-го.

Читать еще:  Океанариум Сингапура, Сингапур - обзор

В семнадцатом веке сегунат Эдо формально контролировал деревню, но на деле ею управлял синто-буддийский храм Сорендзи. До 1600 года в деревне насчитывалось около пятидесяти домов, в конце периода Эдо их стало восемьдесят, а в период Мейдзи — уже более ста. В 1890 году была проложена дорога, которая делит деревню пополам, соединяя ее северную и южную части. Модернизация и экономический рост в послевоенный период повлияли и на образ жизни жителей Сиракавы-го. Произошло это не сразу, но в пятидесятых годах по вечерам здесь стали зажигаться электрические лампочки. Людям свойственно стремиться к удобной жизни, и сельские жители Сиракавы-го не были исключением — все чаще стали появляться новые дома, построенные по современным стандартам, а старинные дома в стиле гасе, казалось, доживали свой век. Такое положение обеспокоило правление деревни. В 1972 году было основано движение по сохранению деревни как памятника зодчества. В 1976 году Сиракава-го стала заповедной зоной архитектурных построек Японии, а в 1995-м деревня была провозглашена памятником мирового наследия под охраной ЮНЕСКО. На территории Сиракавы-го был открыт музей домов в стиле гасе, в которых сохранены старинные предметы быта. Летом, весной и осенью местные жители демонстрируют туристам различные прикладные искусства. Зимой вся эта деятельность «замерзает». Забавно, что местные жители объясняют отсутствие деятельности в музее именно тем, что холодно.

Однако несколько домов, которые объединяет официальное название «музей деревни», вовсе не являются «гвоздем программы» посещения Сиракавы-го. Если у вас достаточного свободного времени, чтобы остановиться на ночь и пробыть в Сиракаве-го два дня – обязательно сделайте это, и тогда вы почувствуете на себе всю прелесть деревенской жизни, ее уклад и традиции. Что меня больше всего подкупает в этом месте, так это сочетание ухоженно-музейной обстановки с абсолютно девственной природой и незатейливыми нравами местных жителей. Ради того, чтобы окунуться в их мир, столь далекий от большинства из наших городских, цивилизованно-причесанных мирков, стоит здесь задержаться, не торопясь пройтись по окрестностям, а главное — вкусить другой, отличной от привычной, жизни.
Ограничений во времени я не испытывала и решила остаться в Сиракаве-го на ночь.
С этого в общем-то все и началось…

Остановилась я в миншку под названием Джуемон. Если кто-то, услышав слово миншку, тут же про себя добавляет: «ну как же, знаем, – это как рёкан», — то очень сильно ошибается. Рёкан — это самая настоящая гостиница, только выполненная в традиционно японском стиле. В миншку же вам предлагают разделить кров с хозяевами дома и вкусить колорит местной жизни. И надо сказать, эта самая местная жизнь многим меня удивила.
Удивляться я начала уже с приема, оказанного мне хозяевами дома — никакого заискивания, желания услужить. Да и с какой стати заискивать здесь перед клиентом так, как, например, в Токио? Здесь нет конкуренции, захочешь где-то прислонить голову и поесть горячего обеда все равно придешь в один из немногочисленных миншку, да и люди настолько просты, что сложно их представить расшаркивающимися и говорящими фразами, предписанными правилами этикета.

Комната, которую выделила мне хозяйка лет тридцати пяти, была абсолютно пустой, пол из татами застелен ковром, холодно. Устав с дороги (маршрут Токио – Нагоя – Такаяма – Сиракава-го занимает шесть часов и предполагает очень ранний подъем), я попросила у хозяйки принести мне футон и постельные принадлежности. Хозяйка раздвинула сёджи, вынесла футон и несколько одеял. Простыни, пододеяльника и наволочки я там так и не обнаружила. Почему, спросите вы? Просто не положено.
Дом делится на две части – комнаты для гостей и для хозяев, но на самом деле разделение это весьма условное. Раздвижные двери сёджи отгораживают комнаты одну от другой, но если их оставить открытыми, несколько комнат исчезают, образуя одну большую. Двери из рисовой бумаги не хранят секретов обитателей – то слышишь как мать хозяйки делится по телефону последними новостями с соседкой, то голоса телеведущих, то топот детских ног по деревянному полу коридора. Сёджи напоминают мне шапку-невидимку – все думают, что тебя нет, но ты все слышишь, осязаешь.

Читать еще:  Кимберлитовая трубка Экати, Канада - обзор

Ближе к вечеру по дому стали разноситься дивные запахи, приближалось время ужина. Пахло так вкусно, что оставаться в комнате не представлялось возможным. Запахи подогрели не только мой аппетит — сёджи в гостевой части дома стали раздвигаться и оттуда, передвигаясь маленькими шажками по татами, стали выходить другие постояльцы. Все мы оказались в центральной комнате дома, которая является столовой и, как выяснилось позже, концертным залом одновременно.
Посреди комнаты находился очаг, и на огне тихо булькал кипящий чайник. Гости расположились на татами за низкими столиками, и начался ужин, вернее не ужин, а действо. Поднос с бесконечным разнообразием блюд на маленьких тарелочках, прямоугольных подносах, в деревянных супницах. Даже занимаясь перечислением, получаешь удовольствие: суп мисо на зимний манер, с картошкой, свининой, рыбой, водорослями; различные соленья — грибы, побеги бамбука; копченая рыба с солёным инжиром, куриный бульон с тофу и грибами, четыре кусочка соевого сыра (тофу) очень плотной консистенции, посыпанного мелко нашинкованным зеленым луком, темпура – тонкие кусочки картофеля и колбасы во флитюре, мелкий сладкий картофель и на десерт — сласти из рисового теста со сладкой фасолью и зеленый чай. Еду готовили хозяйка и ее мама.

Мать хозяйки – пожилая, но крепкая женщина, во время ужина поставила посреди комнаты кресло, принесла самисен (старинный японский музыкальный инструмент) и кокирико (трещетки). Трещетки раздала гостям – троим студентам, остановившимся в Сиракаве-го, чтобы на утро отправиться кататься на лыжах, молодой паре, приехавшей кататься на сноубордах и мне — вездесущей туристке. В дополнение к музыкальным инструментам были розданы ксерокопии текста песни, которая, как я поняла, намечается быть исполненной хором. Бабушка показала нам как обращаться с трещетками, и мы тщетно минут пятнадцать пытались извлечь из низ мало-мальски музыкальный звук. Затем бабушка взяла в руки самисен, а мы тексты песни. Самисен ни в какую не хотел играть – «это из-за того, что холодно» — объяснила бабушка. Эх, не сложилось с хоровым пением, но если бы не холод, зазвучала бы вот такая песня в нашем исполнении:

Пять звеньев в трещётке из бамбука
Семи сан длиной
Самое длинное – не роднится ли с богом ?
За створками окна – песня:
Де де ре ко ден.
Как будто с ясного неба –
Де де ре ко ден.
Птица Нийдору на соседней горе
Заливается на разные голоса –
Де де ре ко ден.
Глазам больно от скошенной травы поутру.
Тот, кто хочет плясать пусть пляшет –
Только не плакать !

Через гору, через ручеёк,
Волны омывают островок,
А у той горы – нарублены дрова.
На бамбуковой лодке плывут мысли и чувства,
Пусть утонет лодка, но всплывёт любовь.
Заливается трещётка –
Де де ре ко ден.
Месяц застрял в тростнике –
Только не плакать !

После неудавшегося концерта бабушка рассказала нам о том, что когда-то в доме все готовили на огне и о том, как собирались всей семьей по вечерам после тяжелой работы и занимались каждый своим делом возле очага: кто пряжу прял, кто по дереву работал. Она рассказывала, что во время оттепели становится опасно, ведь талый снег в низине около дома превращается в целую реку, а настоящая река, проходящая вдоль деревни, выходит из своих берегов. Поведала о том, что все у них здесь делается сообща, и о том, как варят саке к осеннему фестивалю «добоку», и как ряженые — семеро веселых богов — идут по деревне и сообщают о приходе весны, как выдают своих невест замуж в местном храме.
Затем бабушка удалилась, оставив нас одних: ребята стали готовить кофе – без него современному японцу теперь никак не прожить, а я вышла на улицу.

Зимняя ночь в саду.
Ниткой тонкой – месяц в небе,
И цикады чуть слышный звон.

Тишина, темно, на часах только семь вечера, но на улице ни души. Иду меж сказочных домов с крышами, покрытыми пышными шапками снега, тепло светятся окна, а я себе так и представляю семьи у камелька — сидят вместе и каждый занимается своим делом – как раньше, как всегда.

Источники:

http://guide.travel.ru/japan/5702.html
http://tourjapan.ru/trip/ekskursiya-v-sirakava-go-i-takayama-iz-kanadzava/
http://all-japan.livejournal.com/47610.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector