Производственное объединение «Маяк», Россия — обзор

Производственное объединение «Маяк», Россия — обзор

Комбинат «Маяк»: чем живет колыбель атомной промышленности России сегодня

Мы продолжаем рассказывать нашим
дорогим читателям о своей поездке в Озёрск в Информационный центр ПО «Маяк». В
наших предыдущих материалах мы уже коснулись истории предприятия и всего
атомного проекта СССР, а также попытались раскрыть для вас наиболее интересные
вопросы деятельности «Маяка». С уже полюбившимся нам экскурсоводом – ветераном
атомной отрасли, работником комбината Борисом
Николаевичем Ентяковым
мы успели побеседовать на разные темы и обсудить
различные проблемы, в том числе, экологического характера.

Под занавес нашего увлекательного
путешествия в колыбель атомной промышленности сначала СССР, а потом и России,
пришло время узнать, чем же живет «Маяк» сегодня, на чем специализируется и
какие новые задачи перед собой ставит. Об этом нам также любезно рассказал
сопровождавший нас Борис Николаевич Ентяков.

Жил, живёт и будет жить!

Несмотря на установление ядерного
паритета между мировыми сверхдержавами и окончанием «холодной войны», на
сегодняшний день ядерная отрасль продолжает оставаться ведущим приоритетом
государственной политики. И это неслучайно: по оценкам экспертов, в ближайшие
50 лет замены ядерному оружию как инструменту мировой политики не будет. В
связи с этим производства «Маяка» до сих пор остаются актуальными и
востребованными, а само объединение продолжает работать на ядерно-оружейный и
ядерно-энергетический комплексы России.

«Первый реактор в 48-м году запустили, в 50-м годувторой, в 51-меще два, в 53-меще два. Всего на комбинате было построено
семь реакторов: пять уран-графитовых по наработке плутония и два
тяжеловодных, – рассказывает о
достижениях «Маяка» Борис Николаевич. – Сегодня работает один легководный, один тяжеловодный. Вырабатывают
изотопы всех видов – на 80% чисто гражданские. А плутония наработали
в конечном итоге столько, что на каждого жителя Земли стало приходиться
примерно две с половиной тонны тротила. В итоге плутониевые реакторы
остановили. Прекратили производство плутония — радиохимический завод перешел на
переработку отработанного ядерного топлива. В каждом реакторе атомной станции
выгорает примерно 20% урана, дальше образуются продукты деления, они
останавливают процессы, все это нужно очищать. Эту сборку в итоге извлекают из
реактора, привозят к нам. 80% урана из нее очищается и отправляется вновь на
изготовление топливных сборок. Вот этим и занимается завод».

Современный «Маяк»,
действительно, представляет собой огромный комплекс различных производственных
площадок и объектов. Сегодня он включает в себя уникальное химическое,
реакторное, радиохимическое, радиоизотопное, химико-металлургическое и
приборное производство. Рассмотрим каждое из них подробнее.

Производства

Как и сказал ранее
Ентяков, сейчас на «Маяке» действуют два промышленных реактора: легководный
РУСЛАН (с 1982 года) и тяжеловодный ЛФ-2 (с 1988 года). Оба – обладают
уникальными нейтронно-физическими характеристиками и позволяют получать широкую
номенклатуру радиоактивных изотопов.

Кроме
того, на реакторном производстве
освоен выпуск конверсионной продукции с применением процессов облучения,
организован участок по радиационному облучению полимерных материалов и
радиационной стерилизации изделий медицинского назначения.

В настоящий момент предприятие также является ключевым
российским производителем радиоактивных мишенных и осколочных изотопов. Доля
«Маяка» от общей выпускаемой в России изотопной продукции – 60%.

«За последние два года «Маяк»
увеличил выручку от продажи изотопов за рубеж на 400 миллионов рублей. Изделия
из Озерска, высочайшего качества и надежности, составляют более половины от
общего объема изотопной продукции, выпускаемой в России
», — подтвердил Борис
Николаевич.

Ежегодно здесь выпускается несколько тысяч источников
ионизирующих излучений, тепла и света, а также радиоактивных препаратов,
используемых впоследствии в промышленности и сельском хозяйстве, медицине и
научных исследованиях.

На радиохимическом производстве,
единственном в России заводе регенерации топлива, сегодня осуществляется
переработка отработанного ядерного топлива (ОЯТ) атомных реакторов.
Транспортировка ОЯТ, уникальная система газоочистки и обезвреживания
радиоактивных отходов методом остекловывания – современные технологии,
используемые на этом производстве, отвечают всем требованиям безопасности и
сохранности окружающей среды и населения.

«Урановая продукция, получаемая
на Радиохимическом заводе в процессе переработки отработанного ядерного топлива
уже многие годы возвращается в энергетику в виде свежего топлива для атомных
электростанций», – комментирует Ентяков.

Читать еще:  Смотровая Башня Финикса, США - обзор

Вообще, по словам собеседника, у Радиохимического завода сегодня
«маленькая военная программа». «В
основном он занимается утилизацией наработанного оружейного ядерного
материала – обогащенного урана и плутония,
– уточнил
инженер. – США в свое время
наработали 108 тонн плутония, Англия и Франция добавили; СССР произвел 178
тонн. В итоге получился паритет. В капиталистическом мире
180 тонн плутония и в СССР180 тонн плутония. Так вот эти 180 тоннна «Маяке». И завод занимается обеспечением
закладки его на длительный срок хранения».

В рамках же химико-металлургического производства
предприятия функционирует единственная в атомной отрасли установка по
производству тепловыделяющих элементов из смешанного таблеточного уран-плутониевого
топлива для реакторов на быстрых нейтронах.

От других производств
на «Маяке» не отстает и Приборостроительный
завод
. Здесь разрабатываются и
изготавливаются уникальные средства измерений и автоматизации, системы контроля
параметров и управления производствами ядерной индустрии, системы радиационного
мониторинга. Следует также отметить, что приборы, изготовленные на заводе,
применяются не только на «Маяке», но и на аналогичных предприятиях атомной
отрасли и других отраслей промышленности.

Вот так живет «Маяк» сегодня.

Что касается будущего. В
ближайших планах производственного объединения – расширение
номенклатуры перерабатываемого топлива и замыкание топливного цикла не только
по урану, но и по плутонию. И, поскольку, как мы уже сказали, будущее России невозможно без атомной
промышленности и энергетики, на «Маяк» вновь ложится почетная и трудная
обязанность локомотива экономики. И, учитывая то, какой высококвалифицированный
коллектив сегодня работает на предприятии и на каком высокоточном современном
оборудовании, с поставленными на будущее задачами «Маяк» должен справиться!

***

Под занавес экскурсии мы посетили
дом-музей Игоря Васильевича Курчатова – место, где великий академик
трудился и жил. Ощущения, надо признать, непередаваемые: заходишь, можно
сказать, в «Святая-святых» «отца» всей советской атомной промышленности, где он
разрабатывал свои проекты… Конечно, описать то чувство, когда проводишь рукой
по его рабочему столу (а он сохранился в первозданном виде), когда снимаешь
трубку телефона в его рабочей комнате, невозможно.

После знакомства с домом
великого физика-ядерщика мы проехались по самому Озёрску, посмотрели все его
достопримечательности, полюбовались красочными пейзажами. Красивый, утопающий в
зелени, солнечный город. Город, который стремительно развивается, но в то же
время хранит свою историю. Город, в который хочется вернуться. Разве могли мы
подумать, что впечатления от этого места будут настолько сильными?!

Наша экскурсия по Озёрку и
Информационному центру «Маяка» благополучно завершилась. Но экскурсия по всем
закрытым городам Южного Урала, по стратегически значимым его территориям,
только началась.

Материал подготовила: Марина
Антропова, Бюро информации Notum ©

Выражаем особую благодарность за
организацию поездки в Озёрск нашим партнёрам из Информационного
центра по атомной энергии г. Челябинска

Уникальный выпуск судовой светотехники на заводе «Маяк»

С начала 1967 года завод был переорганизован как самостоятельная хозяйственная организация. Впоследствии к нему было присоединено предприятие «Луч». На территории были созданы цеха по производству и сборке судовых приборов и светильников. Позже появилось еще несколько цехов, корпуса для бытовых нужд, столовые, детский сад и магазины, очистные сооружения.

Располагался завод на улице Фиолентовское шоссе, 1 (город Севастополь). Всередине 70-х, когда число рабочих достигло 2000 человек, к проходной был введен специальный маршрут троллейбуса №11. Предприятие стало одним из самых прибыльных в городе.

11 ноября 1964 года приказом председателя Госкомитета на базе 5-го цеха предприятия «ЭРА» было решено создать завод «Маяк». Для того, чтобы завод был приведен в действие, была направлена оперативная группа, которая участвовала в координировании строительных работ и проводила техническое проектирование. В группе было 4 человека. Весь завод размещался в одном корпусе, который сейчас является административным блоком. Здесь размещались: штамповка деталей, их сборка, прессовка, малярка и т.д.

Первое здание было воздвигнуто по венгерскому проекту. Построенное по типу корабля, оно стало украшением города. Крыша представляла собой световые лучи, а внутри антресоли служили «капитанскими мостиками». С этого места был виден весь производственный процесс.

Первоначально выпускались, в основном, только судовые светильники, затем производство ширилось, совершенствовалось. Во многих технологических вопросах завод стал новатором. Так, в Крыму впервые на заводе «Маяк» была осуществлена автоматизация гальванических процессов, которая значительно облегчила труд женщин. Здесь же впервые был применен амиакатный электролит для покрытия деталей и узлов. По автоматизации гальванических процессов в 1966 году завод был одним из участников ВДНХ и получил диплом. «Маяк» одним из первых освоил метод оперативного непрерывного производственного планирования. Вместо электромагнитных преобразователей впервые были применены ВАКГи на полупроводниках. Впервые на заводе применены такие терморадиационные камеры для сушки лакокрасочных покрытий. Новым словом стала установка и использование сварочного оборудования с электронным управлением. Новатором можно назвать завод и в применении вибраторa для металлорежущего оборудования.

Читать еще:  Пьяцца деи Мираколи, Италия - обзор

В цехах Севастопольского завода «Маяк» выполнялись государственные заказы на производство приборов и светильников. В СССР деятельность предприятия была засекречена. Выпускались приборы «Луч», «Каскад», «Аквилон» и другие. Приоритетной задачей завода всегда был выпуск судовых светильников. Для этой цели были отлажены штамповочный, механообрабатывающий цеха, привезены станки ЧПУ, выстроены конвейерные линии по выпуску приборной техники. Основное направление деятельности завод сохраняет и по сей день.

Производственное объединение Маяк. Атомное сердце России. ФОТО

Настало время рассказать о поездке на ПО Маяк, в город Озерск.

К теме с рутением пока возвращаться не будем, во первых, кому и зачем это надо, написал еще вчера: https://zergulio.livejournal.com/5464976.html, а во-вторых, отчет и презентацию вместе с планшетом, со свойственной мне внимательностью, забыл на закрытом заводе закрытого города. Сам забрать оттуда их не смогу, привезут попуткой завтра.

Итак, сначала генеральный директор, Михаил Иванович Похлебаев (на фото выше он справа, в центре) дал вводные на тему того, что нам покажут. А показать планировалось немало.

Потом был инструктаж по безопасности. На вопрос что нельзя делать на заводе, мгновенно сориентировался (я же тот еще физик-ядерщик) и поделился, что нельзя трогать светящиеся объекты. Инструктор взглянул на меня, вздохнул и печально добавил «еще один москвич», прошептав какое то слово в конце. Признаваться, что я из Екатеринбурга, не стал, имидж столицы надо поддерживать.

Ну и затем сразу стартанули на объект, в компании Сергея Васильевича Егорова (замдиректора по безопасности, с очень добрыми и внимательными глазами) и главного инженера Дмитрия Никифоровича Колупаева (человек энциклопедических просто знаний). Их фотографии и контакты, на случай интереса, здесь: http://www.po-mayak.ru/wps/wcm/connect/mayak/site/About/Management_mayak/

Сначала заехали на метеостанцию, но там было холодно и неинтересно. Тем более что груды рутения уже куда то вывезли:

Периодически, отходил побубнить в микрофон, сопровождаемый добрым и внимательным взглядом Сергея Васильевича.

Следующая остановка — Радиохимический завод №1.

Именно там нам показали в онлайне систему из 5000 датчиков. Один из них вы можете увидеть на конце стола. Здоровая такая дура с насосом, спецфильтром и подключением к единой информационной системе. Датчиков этих реально полно, в одном из коридоров насчитал аж пять штук.

Далее нас раздели догола и с веселым гиканьем погнали по коридору, одеваться в белое. Шучу, но снять заставили реально все.

В дополнение каждому выдали по два дозиметра. На вопрос можно ли дозиметр скрысить оставить на память, добрый и отзывчивый журналист Маяка сообщил, что оставить на память можно только носки. Тут отказался уже я, поскольку блогер работающий из идейных соображений, все же лучше, чем тот, что пишет за носки.

В автобусе мы изрядно смахивали на делегацию практикующих хирургов.

Надо сказать, дисциплина и охрана на предприятии впечатляет. Все одеты должным образом, автобусы на котором нас возили по территории и за ее пределами — разные. Озерск — закрытый город с КПП, каждый из трех заводов Маяка имеет собственных охранный контур, заборы, камеры, контрольно-следовые полосы, патрули. Росгвардия бдит. Документы везде проверяли, не разу никто не отмахнулся, проходи мол.

На фото директор радиохимического завода Евгений Макаров, очень энергичный и преданный делу мужик (хотя там все производили такое впечатление, большая редкость в наши дни) водит нас про приемочному терминалу, куда приходят поезда с транспортными контейнерами забитыми отработанным топливом.

Вот они, эти контейнеры. Каждый весит по 100 тонн, сделаны из титана, целиком.

А вот я даю интервью на фоне нового какого то вагона, нестандартного. В середине которого, опять же, контейнер. Они все разные, под разные виды топлива. Были даже с Белоярского реактора на быстрых нейтронах БН-600, смотрел как на родные 🙂

Читать еще:  Монумент «Крокодил и капиталист», США - обзор

На заднем плане совершенно уникальный контейнер, здоровенная глыба, которую можно перевозить на самолете. Даже если самолет рухнет, он не разрушится. Высшая степень безопасности, железнодорожные попроще в этом плане.

А вот он же, но ближе:

Сколько к контейнерам ни прикладывал дозиметр, ничего.

После выгрузки, топливо погружают в многометровый бассейн. Это мы туда заглядываем.

А вот это интереснейшее фото, другие не пропустили. Стекло толщиной один метр. За ним уникальный станок, который рубит и крошит топливные сборки.

Два пульта что видите под окном — заменяют огромный шкафище. Практически все системы управления здесь переведены на современные, сенсорные экраны и т.п. Все цифровое, включая счетчики на трубах.

Обратите внимане на пол. Резиновый (или линолеум, но больше на резину похож), загнут на стены, чтобы можно было отодрать и свернуть в случае чего. Такое здесь везде в опасных зонах.

Процесс на мониторах, а сзади еще одно метровое стекло. Через него видно, как из предыдущего помещения ссыпается крошево топливной сборки. Если кусочки застрянут, то с помощью манипулятора (большой короб над желтым смотровым окном справа) их можно вытащить. Ты берешь захват и вертишь рукой, твои движения повторяют механические пальцы в зоне с высокой радиацией.

Манипуляторы примерно такие, ниже фото не мое, но тоже с Маяка, просто чтобы было представление, как работает:

А вот это уже новый корпус.

Предназначен для хранения отходов средней радиоактивности, в цементном растворе. Здесь 100 четырнадцатиметровых емкостей по 280 кубов. При текущих режимах работы хватит на 30+ лет, когда срок выйдет, рядом построят еще один корпус, а этот обвалуют. И через сто лет в итоге тут будет просто безопасных холмик набитый бетоном.

Это здание было последним пунктом экскурсии. Дальше проверка на трех приборах (руки/ноги, руки/ноги/корпус/голова, ручной дозиметр) и переодевание:

Вот и все, по идее. Жаль не оставили фото процесса остекловывания отходов, это когда высокорадиоактивные частицы смешиваются со стеклобоем, расплавляются и заливаются в тубы, которые потом уезжают на длительное хранение. Но секретность, ничего не попишешь. США и Европа ярко переживают, что не сумели зарыть это предприятие в 90-е. Не срослось.

В дальнейшем планирую выложить видео, из тех что поинтереснее. Плюс несколько сюжетов дала пресс-служба на флешке. Ну и в группе у них многое найти можно: https://vk.com/mayak_ozersk

Предвосхищая вопрос «а что ты получил, подлый блогер, за этот репортаж», отвечу:

Вот такую вот книгу (тираж всего 5.000 экз), описывающую всю историю становления Маяка, с первых дней. Этот уникальный комплекс был построен ценой неимоверных усилий и множества жизней. Речь шла о выживании страны. Если бы мы не создали свой ядерный щит, не разработали свои атомные бомбы — нам их сбросили бы с американских бомбардировщиков.

Для создателей Маяка — война в 1945-м только началась. В ней было много жертв, но гораздо меньше, чем могло бы быть, отбомбись США по двумста промышленным и военным объектам СССР, как планировалось.

P.S. Самое интересное, что книгу я достал уже после написания первой половины этого поста. То бишь название пришло просто откуда то изнутри, и совпало с книгой.

P.S.S. Зарекался про рутений писать, но скандал с продолжается. Журналисты Знака вчера при нас звонили главному инженеру, и вот статья, ссылку только скинули:

— Об объявленном конкурсе на своей странице Facebook первой заявила эмигрировавшая в Францию правозащитница из Озерска Надежда Кутепова, традиционно выступающая с критикой деятельности атомщиков. «Друзья мои. «Росатом» и «Маяк» нас считают все за идиотов, — написала Надежда Кутепова. — Внезапно 29 ноября 2017 года «Маяк» решил реабилитировать территорию завода 235. от последствий аварии 57 года.

Надя из Франции не в курсе, что ликвидация последствий аварии 1957 года и вообще тех методов работы — она ведется постоянно, каждый год. Ибо период полураспада многих изотопов за сотню лет.

Подобная авария была и в США. Причем что у них, что у нас — дело было не столько в аварии, сколько просто в отсутствии должных знаний и опыта. И мы и американцы в свое время были уверены, что радиоактивные отходы можно просто сливать в реки. И мы и они теперь вынуждены все это чистить.

Источники:

http://www.notum.info/news/texnologii/kombinat-mayak-chem-zhivet-kolyibel-atomnoj-promyishlennosti-rossii-segodnya
http://www.korabel.ru/news/comments/unikalnyy_vypusk_sudovoy_svetotehniki_na_zavode_mayak.html
http://zergulio.livejournal.com/5465600.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector